В защиту Руслана Соколовского

RuslanSokolovsky
фото “Новый город” (Нижний Тагил)

Мы, члены ассоциации «Свободное слово», литераторы, журналисты, блогеры, возмущены уголовным преследованием уральского блогера Руслана Соколовского, дело которого слушается сейчас в Верх-Исетском районном суде. Среди нас есть люди, которые с неодобрением относятся к содержанию и форме осуществленных им акций и последующих публикаций, есть и те, для кого незыблемым приоритетом является публичная возможность свободного выражения гражданином своей мировоззренческой позиции. Однако мы едины в том, что уголовное преследование человека, публично выразившего свое личное мнение и отношение к тем или иным религиозным ценностям, неприемлемо в принципе. Мы выражаем свою солидарность с правозащитным центром «Мемориал», с экспертами Информационно-аналитического центра «Сова», с мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом, которые считают, что сетевые публикации Соколовского необоснованно квалифицированы по ст. 282 ч. 1 УК РФ, предусматривающей наказание за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признаку отношения к религии, и по ст. 148 ч.2 (публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих в местах, специально предназначенных для проведения богослужений) УК РФ – ни один из посетителей храма от действий блогера не пострадал, предметам культа не было нанесено никакого ущерба, – а также по ст. 138.1 УК РФ (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации). Совершенно очевидно, что в сетевых публикациях Соколовского, выражающих его личную мировоззренческую позицию, нет каких бы то ни было провоцирующих призывов и они не представляют собой действия, «выражающего неуважение к обществу» или сколько-нибудь угрожающего общественному порядку.
Между тем, вероятный обвинительный приговор по делу Соколовского будет способствовать нагнетанию нетерпимости и гражданской розни в нашем обществе.
Мы убеждены, единственно правосудным приговором по этому делу может быть только полное оправдание Руслана Соколовского.

Надежда Ажгихина, журналист
Александр Архангельский, писатель
Дмитрий Бавильский, писатель
Елена Баевская, переводчик
Нуне Барсегян, писатель
Леонид Бахнов, писатель
Михаил Берг, писатель
Ирина Богатырева, писатель
Татьяна Бонч-Осмоловская, писатель
Марина Бородицкая, поэт, переводчик
Алла Боссарт, писатель
Вячеслав Букур, писатель
Ольга Варшавер, переводчик
Алина Витухновская, писатель
Марина Вишневецкая, писатель, сценарист
Владимир Войнович, писатель
Татьяна Вольтская, поэт, журналист
Алиса Ганиева, писатель
Александр Гельман, драматург
Алла Гербер, писатель, общественный деятель
Ирина Головинская, журналист
Нина Горланова, писатель
Варвара Горностаева, издатель
Наталья Громова, писатель
Марк Гринберг, переводчик
Юлий Гуголев, поэт
Наталия Демина, журналист
Виталий Диксон, писатель
Александр Долинин, филолог
Олег Дорман, переводчик, кинорежиссер
Денис Драгунский, писатель
Ольга Дробот, переводчик
Евгений Ермолин, критик, историк культуры
Георгий Ефремов, поэт, переводчик
Виктор Есипов, поэт, литературовед
Наталья Иванова, писатель
Виктория Ивлева, журналист
Игорь Иртеньев, писатель
Дмитрий Карельский, переводчик
Павел Катаев, писатель
Николай Кононов, писатель
Ирина Кравцова, редактор
Геннадий Красухин, литературовед, писатель
Григорий Кружков, поэт, переводчик
Сергей Кузнецов, писатель
Евгения Лавут, поэт
Ирина Левинская, историк, литератор
Мария Людковская, переводчик
Наталья Мавлевич, переводчик
Алексей Моторов, писатель
Владимир Мощенко, писатель
Ольга Мяоэтс, переводчик
Антон Нечаев, писатель
Леонид Никитинский, журналист
Максим Осипов, писатель
Сергей Пархоменко, журналист
Григорий Пасько, журналист
Григорий Петухов, поэт
Андрей Плахов, киновед, кинокритик
Николай Подосокорский, филолог, литературовед
Алёша Прокопьев, поэт, переводчик
Лев Рубинштейн, писатель
Мария Рыбакова, писатель
Александр Рыклин, журналист
Зоя Светова, журналист
Ольга Седакова, писатель
Вячеслав Середа, переводчик
Алексей Симонов, писатель, кинорежиссер
Алексей Слаповский, писатель
Борис Соколов, публицист, историк
Наталия Соколовская,  писатель
Ирина Стаф, филолог, переводчик
Владимир Сотников, писатель
Татьяна Сотникова (Анна Берсенева), писатель
Любовь Сумм, переводчик
Ирина Сурат, филолог, литературовед
Лев Тимофеев,  писатель
Людмила Улицкая, писатель
Мария Фаликман, поэт, переводчик
Игорь Харичев, писатель
Елена Чижова, писатель
Мариэтта Чудакова, член Европейской академии, профессор Литературного института
Алла Шевелкина, журналист
Виктор Шендерович, писатель
Михаил Шишкин, писатель
Татьяна Щербина, поэт, эссеист
Сергей Яковлев, писатель
Александр Ярин, переводчик

К заявлению присоединились:
Маша Вайсман, издатель
Андрей Збарский, редактор
Татьяна Левина, искусствовед
Светлана Надлер, музыкант
Илья Симановский, физик
Татьяна Чиляева, аэродизайнер
Дмитрий Шушарин, историк и писатель

Advertisements

Письмо Олега Сенцова в адрес Американского ПЕН центра

По сообщению организации Human Right in Ukraine, в Американском ПЕН центре прошла церемония награждения Олега Сенцова премией за “Свободу слова” (Freedom to Write Award).

Вместо Олега, отбывающего 20-летний срок заключения в российской тюрьме, награду приняла его родственница Наталья Каплан.

NatalyaKaplan

Присутствовавшие на церемонии голливудская звезда Мэрил Стрип и британский писатель, лауреат Букеровской премии Салман Рушди лично поддержали украинского режиссера и призвали Кремль освободить его из тюрьмы.

В письме, переданном Олегом Сенцовым в адрес Американского ПЕН центра, говорится:

“Тюрьма – это мясорубка человеческих судеб, попав в которую перестаешь верить в справедливость, но не перестаешь за нее бороться. Здесь все по-другому, здесь стараешься жить и выживать, хотя чувствуешь, что твоя настоящая жизнь осталась где-то там, за забором. И что реальный ты остался тоже на свободе, это посадили кого-то другого. Что все это временно, что скоро все разрешится и изменится. Но ничего не меняется и не разрешается.

Очутившись в тюрьме, приучаешься жить надеждой, даже если ее нет. Зато есть время подумать. Долго и о многом. О том, как жил и что осталось после тебя, и осталось ли. Начинаешь смотреть на себя как бы со стороны, на того, кто остался там, на свободе. На тебя вчерашнего смотрит ты сегодняшний, более трезвый, более циничный и чем-то даже жестокий. Портрет со стороны уже вовсе не кажется таким привлекательным, как изнутри. И как с таким человеком хоть кто-то хотел общаться? И хочется стать лучше его.

И уходит все лишнее, напускное и пакостное. И начинает проступать главное, то, ради чего по-настоящему стоило жить. О чем можно узнать лишь тут, либо на войне. Понимаешь, что те близкие люди, которые были с тобой, то время, которое ты проводил с ними и то тепло, которое они тебе дарили – это и есть самое главное в жизни. Только это и остается, все остальное куда-то уходит и забывается. Ни по чему не больше не тоскуешь, как по этому. Раньше это казалось неважным и естественным, как воздух, которого и не чувствуешь, пока тебе его не перекроют.

Однажды на улице маленькая девочка подарила мне почтовую марку и сказала, что она принесет счастье. Я положил подарок в карман куртки и долго таскал его с собой. А потом счастье где-то затерялось. Очень тяжело ощущать себя человеком, потерявшим самое главное. Близкие люди –
это не всегда те, кого ты видишь каждый день. Но дети, даже чужие, даже которых ты встречаешь один раз, всегда будут для тебя близкими. Потому так невыносимо слышать детские голоса, которые иногда доносит ветер из-за забора.

Дети это наверное единственное ценное, что останется после нас, это те, в ком мы будем жить и после нашей смерти. Поэтому не стоит им портить жизнь, воспитывая их, воспитывать надо лишь себя, а детей просто любить. И если получится, то приучить их к двум по-настоящему нужным вещам: читать книги и говорить правду.

Когда я в последний раз уезжал на Майдан, где уже начали гибнуть люди, моя мама сказала: «Зачем ты туда едешь? Ведь у тебя двое детей!» Я ответил, что именно поэтому я туда и еду – я не хочу, чтобы они жили в стране рабов. Мы тогда победили, но оказалось, что еще не до конца. И борьба продолжается, но уже без меня. А я сижу в тюрьме, и как любому заключенному, мне очень трудно ответить на простой детский вопрос: «Папа, когда ты вернешься?» ”

OlegSentsov_letter

Международный ПЕН Клуб присоединился к заявлению Ассоциации Свободное слово

russia-1024x686
Парад активистов ЛГБТ движения в Санкт-Петербурге, 1 мая 2013 

20 апреля 2017 года Международный ПЕН Клуб присоединился к Ассоциации Свободное слово с призывом к российским властям немедленно расследовать угрозы, поступившие “Новой Газете”, рассказавшей о массовых арестах, пытках и даже убийствах людей нетрадиционной ориентации в Чечне. В ответ на публикацию газеты около пятнадцати тысяч человек собрались в Грозном и приняли резолюцию, где назвали публикацию “ложью и клеветой” и постановили, что:
«Ввиду того, что нанесено оскорбление вековым устоям чеченского общества и достоинству мужчин-чеченцев, а также нашей вере, мы обещаем, что возмездие настигнет истинных подстрекателей, где бы и кем бы они ни были, без срока давности».

В открытом письме к российским властям Международный ПЕН Клуб требует, чтобы власти сделали все возможное для защиты безопасности журналистов, которые выполняли свою работу. Международный ПЕН также призывает Чеченского лидера, Рамзана Кадырова, категорически и публично осудить недавние нападения на людей нертрадиционной ориентации, обеспечить незамедлительное расследование этих нарушений прав человека и привлечь виновных к судебной ответственности. Замалчивание прав ЛГБТ посредством насилие является высшей формой цензуры и должно быть прекращено, говорится в заявлении Международного ПЕН Клуба.

Международный ПЕН Клуб полностью приводит заявление Ассоциации Свободное слово в переводе на английский язык.

Ассоциация Свободное слово в защиту журналистов “Новой газеты”

Мы, члены «Ассоциации Свободное слово» – писатели, журналисты, деятели культуры, ученые –  крайне обеспокоены угрозами, поступающими в адрес наших коллег, журналистов «Новой газеты», опубликовавшей на своих страницах материалы о массовых задержаниях, пытках и внесудебных расправах над жителями Чечни.

Мы полагаем, что угрожающе-агрессивная реакция на журналистскую работу, прозвучавшая 3 апреля на многотысячной встрече в Центральной мечети Грозного, неприемлема в цивилизованном обществе и должна быть оценена с точки зрения российского права.

Отсутствие должной реакции со стороны правоохранительных органов и руководства страны повлекло за собой очередные угрозы – на этот раз в адрес журналистов радио «Эхо Москвы», вступившихся за своих коллег из «Новой газеты».

Чем заканчиваются такого рода угрозы мы хорошо помним. Нерасследованные убийства Анны Политковской и Натальи Эстемировой, неспособность следствия и суда провести полноценный процесс по делу об убийстве Бориса Немцова, заставляют нас с особой тревогой следить за развитием этой ситуации.

Мы требуем от правоохранительных органов и от Прокуратуры РФ дать должную правовую оценку действиям, направленным на возбуждение ненависти и вражды к журналистам, выполняющим свои профессиональные обязанности, и решительно пресечь постоянно предпринимаемые в последнее время попытки заменить правовые основы Российской Конституции какими бы то ни было пережитками обычного права или религиозными догмами.

Надежда Ажгихина, журналист
Михаил Айзенберг, поэт, эссеист
Светлана Алексиевич, писатель
Александр Архангельский, писатель
Дмитрий Бавильский, писатель
Елена Баевская, переводчик, преподаватель
Ирина Балахонова, издатель
Нуне Барсегян, писатель, психолог
Леонид Бахнов, писатель
Ирина Богатырева, писатель
Татьяна Бонч-Осмоловская, писатель
Марина Бородицкая, поэт, переводчик, детский писатель
Алла Боссарт, писатель
Ольга Варшавер, переводчик
Дмитрий Веденяпин, поэт
Марина Вишневецкая, писатель, сценарист
Владимир Войнович, писатель
Андрей Волос, писатель
Сергей Гандлевский, писатель
Алиса Ганиева, писатель
Александр Гельман, драматург
Александр Генис, писатель
Кристина Горелик, журналист
Варвара Горностаева, издатель
Марк Гринберг, переводчик
Юлий Гуголев, поэт
Наталья Демина, журналист
Виталий Диксон, писатель
Вероника Долина, поэт, бард
Олег Дорман, кинорежиссер
Ольга Дробот, переводчик
Евгений Ермолин, критик, историк культуры
Виктор Есипов, поэт, литературовед
Георгий Ефремов, поэт, переводчик
Наталья Иванова, писатель, критик
Виктория Ивлева, журналист
Александр Иличевский, писатель
Игорь Иртеньев, писатель
Геннадий Калашников, поэт
Павел Катаев, писатель
Ирина Кравцова, издатель
Геннадий Красухин, литературовед, писатель
Майя Кучерская, писатель
Евгения Лавут, поэт
Александр Ливергант, переводчик
Наталья Мавлевич, переводчик
Алексей Моторов, писатель
Владимир Мощенко, писатель
Антон Нечаев, писатель
Леонид Никитинский, журналист
Сергей Пархоменко, журналист
Григорий Пасько, журналист
Андрей Плахов, киновед, кинокритик
Николай Подосокорский, филолог, литературовед
Александр Подрабинек, журналист
Алёша Прокопьев, поэт, переводчик
Лев Рубинштейн, поэт
Мария Рыбакова, писатель
Зоя Светова, журналист
Ольга Седакова, писатель
Алексей Слаповский, писатель
Борис Соколов, публицист, историк
Наталия Соколовская, писатель
Владимир Сорокин, писатель
Владимир Сотников, писатель
Татьяна Сотникова (Анна Берсенева), писатель
Ирина Стаф, филолог, переводчик
Любовь Сумм, переводчик
Лев Тимофеев, писатель
Людмила Улицкая, писатель
Мария Фаликман, поэт, переводчик
Елена Фанайлова, поэт, журналист
Игорь Харичев, писатель
Алексей Цветков, писатель, эссеист
Татьяна Чернышева, переводчик, редактор
Мариэтта Чудакова, литературовед
Григорий Чхартишвили, писатель
Алла Шевелкина, журналист
Виктор Шендерович, писатель
Татьяна Щербина, поэт, эссеист
Сергей Яковлев, писатель
Александр Ярин, переводчик

К заявлению присоединились:
Роман Арбитман, писатель
Екатерина Барабаш, журналист
Иван Быков, блогер
Леонид Быков, филолог, преподаватель
Ирина Васюченко, писатель, критик, переводчик
Анатолий Вербин, медиа тренер
Феликс Ветров, писатель, сценарист
Елена Висенс, журналист
Андрей Гаврилов, переводчик
Александр Даниэль, историк
Ирина Демченко, журналист
Константин Деньщиков, профессор, доктор технических наук
Алла Диомидова, преподаватель, переводчик
Ася Додина, художник
Сергей Л. Зверев, редактор и литератор
Дмитрий Зимин, ученый, благотворитель
Георгий Зингер, литературовед, переводчик
Александр Зорин, поэт
Екатерина Жарова, филолог
Татьяна Козак, редактор, преподаватель
Вероника Колбасина, пенсионерка, бывш. инженер-конструктор
Трилена Конева, социолог
Ольга Копшева, журналист
Михаил Кочетков, архитектор
Ольга Красновская, редактор
Лилия Иванова, музыкант
Михаил Лашкевич, физик
Дмитрий Липскеров, писатель
Григорий Михнов-Вайтенко, священнослужитель
Ольга Мазурова, врач 
Виктор Матизен, журналист.
Артур Мелькумянц, биофизик
Владимир Мирзоев, режиссер
Александр Морозов, журналист
Айдер Муждабаев, журналист
Ирина Мясникова, писатель
Жанна Немцова, журналист
Антон Носик, блоггер
Ольга Парникель, редактор
Леся Петрова, юрист, журналист, писатель
Михаил Подорожанский, редактор и издатель
Слава Полищук, художник
Кирилл Постоутенко, социолог, историк, литературовед
Наталья Рудычева, журналист
Андрей Рысев, журналист
Константин Сонин, экономист, публицист
Евгений Сидоров, писатель
Никита Соколов, историк
Константин Соловьев, художник
Марина Спасская, преподаватель
Татьяна Сурганова, преподаватель, переводчик
Александр Чилингарян, математик
Тимур Ханов, читатель
Михаил Харитонов, преподаватель
Ирина Христосенко, психолог
Ярослав Шамсутдинов, врач
Евгений Шмуклер, видеограф
Борис Штерн, физик

В защиту Дмитрия Бученкова

Мы, писатели, ученые, журналисты, переводчики протестуем против необоснованного преследования нашего коллеги, ученого и журналиста Дмитрия Бученкова.

Buchenkov

Бученков Дмитрий Евгеньевич имеет ученую степень кандидата политических наук. До ареста работал заместителем заведующего кафедрой истории медицины и социально-гуманитарных наук Российского национального исследовательского медицинского университета им. Пирогова. Одновременно он был главным редактором газеты «Московская электричка».

Дмитрий Бученков был арестован спустя три года после «болотных событий». Он находится под стражей с декабря 2015 года по март 2017, когда суд перевел его под домашний арест. Бученков обвиняется в участии в массовых беспорядках во время «болотных событий» и применении неопасного насилия к представителю власти. По утверждениям следствия, 6 мая 2012 года на Болотной площади обвиняемый якобы нападал на полицейских и переворачивал уличные туалеты. В качестве потерпевших от действий Бученкова выступают шесть полицейских и сотрудник фирмы «Экоуниверсал», в том числе силовики, проходившие «потерпевшими» или свидетелями по эпизодам, вмененным другим «болотникам».

От всех остальных уголовных дел по событиям на Болотной, дело Дмитрия Бученкова отличается тем, что защита настаивает на наличии у него полного алиби. Бученков утверждает, что 6 мая он находился у родителей в Нижнем Новгороде и вообще не был на митинге. Следствие считает, что Бученков был тем человеком в темной одежде с капюшоном, который на видеозаписях активно участвует в стычках с полицией. Поскольку эти эпизоды запечатлены на многочисленных видеозаписях и фотоснимках, защита требует проведения полноценной экспертизы, но суд от нее отказывается.

Экспертиза, проведенная в 2016 году, основана только на кадрах одной видеозаписи с низким разрешением, на что указывают сами эксперты. Защите удалось найти десятки фотоснимков и кадров видеозаписи этого человека, которых не было в распоряжении следствия прежде. Они позволяют произвести надежную экспертизу, но во всех ходатайствах об этом защите было отказано.

Генеральная прокуратура утвердила обвинительное заключение, и сейчас уже очевидно, что властями принято решение осудить Дмитрия Бученкова за чужие действия, не позволив ему привести доказательства его невиновности.

Европейский Суд по правам человека рекомендовал России признать нарушения в деле Дмитрия Бученкова. Правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным.

Мы считаем, что преследование Бученкова вызвано внесудебными факторами, а именно желанием правоохранительных органов устрашить участников акций протеста, а также, возможно, избежать личной ответственности следователей за более чем годичный арест невиновного. Бученков обвиняется в правонарушении, которого не совершал и его преследование должно быть немедленно прекращено.

Мы призываем власти снять абсурдные обвинения с Дмитрия Бученкова и полностью реабилитировать его.

Михаил Айзенберг, поэт, эссеист
Александр Архангельский, писатель
Дмитрий Бавильский, писатель
Елена Баевская, переводчик, преподаватель
Ирина Балахонова, издатель
Нуне Барсегян, писатель, психолог
Леонид Бахнов, писатель
Александр Белавин, физик, член-корр. РАН
Михаил Берг, писатель
Ирина Богатырева, писатель
Татьяна Бонч-Осмоловская, писатель, филолог
Марина Бородицкая, поэт, переводчик, детский писатель
Алла Боссарт, поэт, критик
Вячеслав Букур, писатель
Ольга Бухина, переводчик, критик
Ольга Варшавер, переводчик
Алина Витухновская, писатель, общественный деятель
Марина Вишневецкая, писатель, сценарист
Владимир Войнович, писатель
Андрей Волос, писатель
Сергей Гандлевский, писатель
Алиса Ганиева, писатель
Александр Гельман, писатель
Нина Горланова, писатель
Варвара Горностаева, издатель
Наталья Громова, писатель
Любовь Гуревич, критик, искусствовед, литератор
Виталий Диксон, писатель
Александр Долинин, филолог
Вероника Долина, поэт, бард
Ольга Дробот, переводчик
Евгений Ермолин, писатель
Виктор Есипов, поэт, литературовед
Георгий Ефремов, литератор
Сергей Зенкин, доктор филологических наук
Наталья Иванова, писатель, критик
Виктория Ивлева, журналист, фотограф
Ирина Кравцова, переводчик
Павел Кудюкин, историк, сопредседатель Профсоюза “Университетская солидарность”
Сергей Кузнецов, писатель
Наталья Иванова, писатель, литературный критик
Игорь Иртеньев, поэт
Геннадий Калашников, поэт
Геннадий Красухин, писатель, литературовед
Майя Кучерская, писатель
Сергей Лебедев, писатель
Ирина Левонтина, лингвист
Вадим Лурье, доктор философских наук
Наталья Мавлевич, переводчик
Григорий Михнов-Вайтенко, священнослужитель
Алексей Моторов, писатель
Владимир Мощенко, писатель
Антон Нечаев, писатель
Леонид Никитинский, журналист
Максим Осипов, писатель
Григорий Пасько, журналист
Григорий Петухов, писатель
Николай Подосокорский, филолог, литературный критик
Александр Подрабинек, журналист
Мария Рыбакова, писатель
Зоя Светова, журналист
Ольга Седакова, писатель
Алексей Слаповский, писатель
Борис Соколов, публицист, историк
Наталия Соколовская, писатель
Владимир Сотников, писатель
Татьяна Сотникова (Анна Берсенева), писатель
Ирина Стаф, филолог, переводчик
Лев Тимофеев, писатель
Людмила Улицкая, писатель
Мария Фаликман, поэт, переводчик, доктор психологических наук
Александр Федута, литературовед, журналист
Игорь Харичев, писатель
Наталья Чепик, литератор, сценарист
Андрей Чернов, писатель
Михаил Шишкин, писатель
Татьяна Щербина, писатель, публицист
Сергей Яковлев, писатель
Александр Ярин, переводчик
Виктор Ярошенко, литератор

Олег Сенцов получил награду американского ПЕН центра

По сообщению Вашингтон пост, украинский режиссер Олег Сенцов, находящийся в российской тюрьме, получал премию Свободы слова от американского ПЕН центра.

imrs
(фото REUTERS/Sergey Pivovarov)

Сенцов вошел в список лауреатов премии, которые подвергаются опасности, таких как азербайджанский журналист Хадиж Исмеилов, арестованный после публикации серии статей о государственной коррупции, и китайский экономист и исследователь уйгуров Ильхам Тохти. (Тридцать семь из сорока лауреатов премии были освобождены из мест заключения в течение восемнадцати месяцев после получения этой награды.)

Исполнительный директор американского ПЕН центра Сюзан Носсель отметила, что Олег Сенцов пожертвовал карьерой в кинематографе ради права высказать свое мнение: «Это живая иллюстрация нетерпимости правительства Путина к инакомыслию».

У Сенцова нет формального кинематографического образования. Его первый полнометражный фильм вырос из страсти к соревновательным компьютерным играм. Он был организатором ряда турниров по таким играм в Симферополе, своем родном городе, и владел интернет-кафе. Он говорил, что «у него в голове так много идей для фильмов, что их невозможно удержать там».

После он переехал в Киев, чтобы убедить Ольгу Журженко, студентку Киевского национального университета театра, кино и телевидения им. Карпенко-Карого, помочь ему сделать фильм «Геймер», историю молодого человека, который надеется разбогатеть, выиграв турнир по компьютерному спортивному состязанию.

Чтобы снять фильм, Сенцов продал машину и интернет-кафе. Его съемочная группа состояла всего из пятерых любителей. По мнению Сенцова, это было их преимуществом. «Олег хотел, чтобы персонажи, которых создают актеры на экране, были “настоящими”. Когда у актеров есть что-то общее с их персонажами, когда они не ограничены условностями актерской игры — тогда они остаются на экране теми же людьми, которыми являются в реальности», объясняет актриса Анастасия Чорна.

Фильм был хорошо принят критиками, и Сенцов начал работу над новым фильмом. Когда Россия захватила Крым, Сенцов оставил новый проект, чтобы координировать усилия по оказанию помощи украинским солдатам, захваченным российскими войсками.

Сенцов был арестован в 2014 году и обвинен  в планировании терракта в Крыму. Ему было предъявлено обвинение в поджоге офиса политической партии в Крыму и попытке взорвать статую Ленина.

Кинорежиссер отвергает обвинение и утверждает, что в тюрьме его пытали. У него были следы побоев. Но следователи отвергли эти доказательства. Главный свидетель обвинения отказался от своих заявлений в зале суде, также показав, что его показания были получены под пытками.

Тем не менее, после скорого суда (описываемого Amnesty International, как «пахнущего показательными процессами сталинской эпохи»), Сенцов был приговорен к 20 годам лишения свободы. Во время суда Сенцов носил рубашку с надписью «Слава Украине». Когда был оглашен приговор Сенцов вместе с другим осужденным по этому делу стали петь гимн Украины.

«Когда они надевают мешок вам на голову, бьют вас слегка, через полчаса вы будете готовы отказаться от всех ваших убеждений, соглашаясь на все, что они говорят, будете готовы оклеветать других, только чтобы они прекратили вас бить. Я не знаю, чего стоят ваши убеждения, если вы не готовы страдать или умереть за них», сказал Сенцов. «Я не собираюсь просить о снисхождении. Все и так ясно. Суд оккупантов не может быть справедливым по определению».

Эксперты утверждают, что суровое наказание предназначалось для того, чтобы сообщить всем, что в Крыму не будет позволено инакомыслие. По крайней мере десять других украинцев отбывают наказание за аналогичные преступления.

В настоящее время Сенцов отбывает наказание в сибирской колонии. В письме, переданном им из тюрьмы, он пишет, что его дух не сломлен. Он отказывается от свиданий с женой и детьми (12 и 13 лет) и отказается от какого-либо лечения. В своем письме он пишет:

«… В течение трех лет я нахожусь в российской тюрьме. Все эти три года ведется война против моей страны. Здесь, в заключении, мы ограничены: и не только лишены свободы — ее больше нельзя отнять — но лишены даже малой помощи от нашей страны, пока мы здесь находимся.  Точнее, мы можем делать только одно: держаться. Нет необходимости вытаскивать нас отсюда любой ценой. Это не приблизит победу. А использование нас как оружия против врага — приблизит. Вы должны знать: мы не ваше слабое место. Если мы должны стать гвоздями в гробе тирана, я хотел бы стать одним из тех гвоздей. Просто знайте, что конкретно этот гвоздь не согнется», пишет 

 

О преследовании Людмилы Петрушевской

По сообщению Кольты, несколько членов Общественного совета при Красноярской митрополии Русской православной церкви (РПЦ) проверяют рассказ “Глюк” Людмилы Петрушевской на пропаганду наркотиков. В Общественном совете возмущены тем, что “Глюк” входит в сборник серии “Юношеская библиотека” с возрастным маркером 12+. Член Общественного совета доктор юридических наук Николай Цуканов считает, что рассказ Петрушевской может попасть под статью о пропаганде наркотических средств. Другой член общественного совета, ректор Красноярского педагогического института Валерий Ковалевский готов провести экспертизу рассказа, результаты которой могут быть направлены в Министерство образования и науки России. Окончательное решение члены совета намерены принять в конце марта на заседании, которое пройдет под председательством депутата Госдумы Виктора Зубарева, сообщает Радио “Свобода”.

LudmilaPetrushevshaya

Людмила Петрушевская отвечает на обвинения на своей странице в фейсбуке: сказка “Глюк” – это же ведь современная сказка о рыбаке и рыбке. Об этом сказка, об исполнении желаний, только теперь уже с помощью Глюка. Прими таблетку – и настанет счастье. Сюжет простой : девочке Тане на дискотеке дали две таблетки, деньги потом. Одну таблеточку она приняла. И к ней пришел Глюк.Так все и началось, исполнение желаний (девочка некрасивая, небогатая, в классе ее не замечают) – а тут чемоданчик денег, дом за границей как у Барби, весь класс пришел в гости, пицца, пиво, а кто-то захотел водки, а кто-то шприцов. Кончилось дело пожаром и массовой гибелью. Но девочка выговорила себе у Глюка исполнение всех желаний – и когда из дома вынесли обгорелые трупы одноклассников, она сказала: “Хочу, чтобы все были живы”. Глюк завыл, но все оказалось сном, все остались живы, просто это был тяжелый грипп… Потому что сказка должна заканчиваться хорошо. Сказка с плохим концом – это камень, завернутый в фантик и подаренный ребенку. А вот в реальности вокруг школ и на дискотеках ходят Глюки, наркоторговцы, и сначала дают попробовать. Потом сажают на иглу. Сейчас страна заражена СПИДом. В особенности это касается сибирских городов. Красноярск, очнись. В городе больше 30 тысяч официально зарегистрированных больных СПИДом. Мою книгу запретят, сожгут, меня посадят. Но ситуация не улучшится. Не маленькая сказка тут виной.

Людмила Стефановна Петрушевская цитирует Пушкина: “Описывать слабости, заблуждения и страсти человеческие не есть безнравственность – так, как анатомия не есть убийство”.

Мы поддерживаем Людмилу Стефановну Петрушевскую и считаем совершенно недопустимым преследование писателя за его произведения. Мы вынуждены в очередной раз подчеркнуть, что описание явления в художественном тексте не является его пропагандой, но средством привлечь общественное внимание к проблеме. Изображение писателем неприглядных сторон жизни помогает задуматься над ними и попытаться найти пути их преодоления. Если не делать это вместе с детьми – школьниками средних и старших классов – наши усилия, направленные на решение этих проблем, будут напрасны.

Михаил Айзенберг, поэт, эссеист
Александр Архангельский, писатель
Дмитрий Бавильский, писатель
Ирина Балахонова, издатель
Нуне Барсегян, писатель, психолог
Леонид Бахнов, писатель
Михаил Берг, публицист
Ирина Богатырева, писатель
Татьяна Бонч-Осмоловская, писатель
Марина Бородицкая, поэт, переводчик
Алла Боссарт, поэт, эссеист
Вячеслав Букур, писатель
Алина Витухновская, писатель
Марина Вишневецкая, писатель, сценарист
Ольга Варшавер, переводчик
Татьяна Вольтская, поэт
Сергей Гандлевский, писатель
Алиса Ганиева, писатель
Александр Гельман, драматург
Катерина Гордеева, журналист
Нина Горланова, писатель
Наталья Громова, писатель
Юлий Гуголев, поэт
Любовь Гуревич, искусствовед, литератор
Виталий Диксон, писатель
Денис Драгунский, писатель
Ольга Дробот, переводчик
Евгений Ермолин, критик, историк культуры
Виктор Есипов, поэт, литературовед
Александр Ефремов, фотограф
Виктория Ивлева, журналист
Наталья Иванова, писатель, критик
Игорь Иртеньев, поэт
Геннадий Калашников, поэт
Николай Кононов, писатель
Геннадий Красухин, писатель, литературовед
Майя Кучерская, писатель
Наталья Мавлевич, переводчик
Алексей Моторов, писатель
Владимир Мощенко, писатель
Александр Подрабинек, журналист
Зоя Светова, журналист
Ольга Седакова, поэт
Алексей Слаповский, писатель
Борис Соколов, публицист, историк
Наталия Соколовская, писатель
Владимир Сорокин, писатель
Владимир Сотников, писатель
Татьяна Сотникова (Анна Берсенева), писатель
Ирина Стаф, филолог, переводчик
Лев Тимофеев, писатель, экономист, автор книги “Наркобизнес. Начальная теория экономической отрасли”
Александр Тимофеевский, поэт
Людмила Улицкая, писатель
Игорь Харичев, писатель
Елена Чижова, писатель
Алла Шевелкина, журналист
Андрей Шемякин, киновед
Татьяна Щербина, поэт, эссеист
Михаил Эпштейн, филолог, культуролог