Обращение Наума НИМА и Сергея КАЛЕДИНА

Членам Русского ПЕН-центра
Руководству Русского ПЕН-центра
Общему собранию

25 февраля 2016 г

Коллеги, непреодолимые распри будоражат нашу организацию.

Кто достоин быть членом ПЕН-клуба?

Являются ли открытые выступления членов ПЕНа результатом действия подпольных враждебных сил?

Каков допустимый уровень правозащиты?

Ротация руководства организации – это ее обновление иди крах?

В сияющем пространстве идей, верований, убеждений и фобий мы не найдем приемлемого для всех ответа. Да и не надо его там искать. Надо все эти воспаленные проблемы разрешать в будничной плоскости процедур.

Все мы знаем что демократию обеспечивает не роскошная барышня-Свобода с картины Делакруа, а внятные, прозрачные, справедливые и скучные процедуры.

Сама яростная борьба, сокрушающая ПЕН-центр уже более года, прежде всего демонстрирует возможность разных толкований определяющих документов и в первую очередь – Устава ПЕН-центра. Право же, весьма далек от совершенства документ, по которому кандидатуры в президенты на утверждение Общим собранием выдвигает исполком, а кандидатуры в исполком выдвигает президент…

Для предотвращения возможной разноголосицы в толковании Устава мы предлагаем принять Общим собранием некоторые разъяснения к Уставу ПЕН-центра, которые в принципе исключат повторение неловких и во многом постыдных баталий последнего года. Мы говорим о разъяснениях, а не изменениях Устава, потому что разъяснения, принятые Общим собраниям, в той же мере обязательны к исполнению аппаратом ПЕН-центра, что и уставные документы, а изменения Устава требуют его перерегистрацию и, следовательно, перерегистрацию самой организации, что в реалиях нашей страны очень утомительно.

Итак:

1.

К статье Устава о членстве в ПЕН-центре мы предлагаем принять пояснение, согласно которому членами ПЕН-центра могут быть журналисты, редактора, издатели, чья деятельность безусловно демонстрирует их приверженность идеям свободы слова и информации, приверженность Хартии ПЕНа

(Такое понимание в большей степени соответствует современному творчеству «профессиональных литераторов», о которых говорит статья Устава, и более соответствует требованиям членства Конституции ПЕН-клуба, где речь идет не только о писателях, но и о редакторах, «имеющих литературные и иные заслуги, разделяющих цели Хартии». Кроме того, кажется более естественным, когда претенденты на прием в члены ПЕН-центра имеют не меньшие возможности, что и претенденты на прием в почетные члены, а для них Уставом предусмотрена возможность быть не только ВПЗР, но и журналистом, редактором, издателем.)

2.

К статье о правах членов ПЕН-центра мы предлагаем принять пояснение о том, что «члены ПЕН-центра имеют безусловное право в публичных и открытых выступлениях обозначать свою принадлежность к организации, в том числе использованием ее символики».

(Даже странно, что это право требует пояснения, но сломанные в спорах копья говорят о том, что требует…)

3.

К той же статье предлагается еще одно разъяснение: члены ПЕН-центра вправе выдвинуть на утвержде6ние Общим собранием любой вопрос, касающийся организационной работы ПЕН-центра.

4.

К статье о полномочиях Общего собрания предлагается уточнение: при избрании руководящего аппарата ПЕН-центра Общее собрание может помимо кандидатов, предложенных президентом, включить в число претендентов и кандидатуры, предложенные Общему собранию членами ПЕН-центра, а при выборах президента Общее собрание может помимо кандидатур, предложенных исполкомом, включить в число претендентов и кандидатуры, предложенные Общему собранию членами ПЕН-центра. (Такое право прямо следует из положения Устава о том, что Общее собрание правомочно решать любые вопросы деятельности организации.)

Предлагаемые уточнения должны быть поставлены на утверждение (или отклонение) Общим собранием, для чего необходимо участников собрания обеспечить экземплярами данных предложений. Наденемся, что аппарат ПЕН-центра в состоянии это сделать

Наум Ним
Сергей Каледин

Advertisements

Виталий Диксон: ПРО ЗЕЛЕНОГЛАЗУЮ ДЕВУ СВОБОДЫ

 

Мне памятны и дороги эти стихи поэта-современника. Они когда-то даже песней были, правда, не маршево-строевой, а иного рода, без литавр и барабанов. С легендарной «Бригантиной» соперничали эти строчки, нервные, неровные,трепещущие, точно полковые стяги в атаке. Они и в самом деле были знаменем сильных и отчаянных людей. Они были той последней каплей в чаше или же судьбой-гирькой , которая на весах сомнений уничтожала нерешительность в рядах людей колеблющихся, сомневающихся. Они сокрушали фанатизм и вызывали растерянность, безверие и апатию в стане наших «стилистических» врагов, лишая их фанатичных победных надежд и заранее, без решающего боя, обрекая на поражение.
Такие стихи рождаются на баррикадах.
Такие баррикады создаются революциями.
Такие революции – звуком и буквой – сочиняют поэтов.

bigliberty

Бастилии не простили
кровью сожжённый наст.
Не за стеной бастилий
свобода. Она – в нас.
Разве в памяти стёрт
день, где, не дрогнув ни разу,
выплыла на костёр
дева зеленоглазая,
враз доказав всем:
свобода – она в ней!
вне кабинетных схем,
вне разговоров, вне
той суеты бестолковой,
что окружает, насилуя.
Тащим свои оковы,
сдерживаясь насилу.
Ночью над книгами маясь,
прячем в груди стон,
в общем-то понимая,
что опоздали, что
бастилии не простили
кровью сожжённый наст.
Не за стеной бастилий
свобода. Она – в нас.
В душу вглядишься пристально –
мысль промелькнёт, как кинжал:
взять бы себя приступом,
только себя – жаль.

Что предчувствовал поэт, когда двумя последними пронзительными строчками будто бы прощался с самим собой? Эх, знать бы заранее…
Сейчас таких стихов у него нет. И вряд ли будут. И песня не сложится. Жаль. Такое случается… Такое бывает совсем не потому, что стихотворец однажды буквы забыл и звуки не слышит. Нет, по иной причине. Когда приступы любви к Отечеству превозмогают его самого, поэта, он перестаёт дышать воздухом свободы и свыкается, как с родным, со спёртым духом тюрьмы и казармы.
Сегодня я вновь неслучайно обратился к этим стихам поэта Ефима Бершина.
Стихи – отдельно.
Бершин – отдельно.

Виталий Диксон

Антон Нечаев. Стихи (опубликованы в журнале “Нева”, 2-2016)

admin-ajax.php_1
Антон Николаевич Нечаев родился в 1970 году. Учился в Литературном институте им. Горького, работал в Сибирском федеральном университете, в литературном журнале «День и ночь». Публиковался в журналах «Воздух», «Смена», «Сибирские огни», «Вестник Европы», «Байкал», «Дети Ра», «Иркутское время» и др. Автор четырех книг стихов. Живет в Красноярске.

 

ТЫ ВСПОМИНАЕШЬ

Лампа шестидесятого года…
— Как там погода?
— Точно не знаю. А впрочем,
белые ночи…
— Очень
хочу туда…
Стучит вода
по полу с батареи,
шеи
полузасохших растений
жмутся к стене.
— Все во мне
бережется
с тех времен:
зелень колонн,
статуи, анфилады,
картины: Дега, Матисс
Лист
водяной травы
сворачиваешь,
углы рта
опускаются
чуть не в плаче,
незряче
хватаешь книгу —
рассыпаешь паприку.

 

 НАШИ ПРОДУЛИ

Наши продули. А что же завтра?
что, продуют опять?
В комнате атмосфера затхлая,
нечем ее прогнать.

Тряпки истлели, газеты
пишут, что босс велит.
Когда играли Советы,
хоть бегали, как могли,
а тут, извини, нули.


ПРОПАЛИ ДЕТИ

Родители прибежали в милицию:
Пропали детишки! Пожалуйста, разыщите!
Один был в зеленом свитере,
другой же зовется Витей,

Виктором… Понимаете?
— Понимаем, — фиксирует все милиция, —
но где их искать, не знаем.
Подскажете что, может и пригодиться.

И родители вспоминают,
что говорили, спрашивали их дети.
Милиционеры кивают:
— Может, поможем. А в общем, не вы одни такие на свете.

Посему не волнуйтесь.
Оставьте здесь фотографию,
идите домой, разуйтесь
и фильм смотрите про мафию.

Там очень все симпатично:
наркотики, секс, пальба,
и сделано преотлично
и правдоподобно. Да.

 

 ФАНТАСТИКА

Придумали аппарат:
считывает человечью душу.
Кто ты: преступник, гад,
любишь селедку, грушу
или воруешь сок,
работая на разливе,
или любить не смог
и утопился в пиве.

И всякого — во дворе —
у выхода — чики-пики:
приложил к голове,
и вот вам ходы, интриги…
Паскудничал? Нарушал?
Наручники и в тюрягу!
Приборчик тебя узнал,
горемыку, беднягу…


БЕЖИТ СТАРУХА

Старуха через дорогу
бежит — в магазин? В аптеку?
На сходку — молиться Богу?
Молимся ее бегу.

Машины ее сбивают
тяжелые, дорогие.
Гаишники обижают
здоровые, молодые.

— Не видите перехода?!
— Да тут переходов нету!
— Не видите светофора?!
— Да тут светофоров нету!

Старушка не унывает,
несется, вокруг не глядя.
Поодаль веселый дядя
бутылку в нее кидает.

Совсем помешалась ведьма,
аль жить ей уже не мило?
— Сыночек, да ведь, да ведь я
и хлеба хочу, и мыла.

Немного. Чуть-чуть… В авоське
громадные дырья светят.
Машины ревут от злости.
Старуха за всех ответит.


КВАРТИРА (ЛЕСНОЙ ТОВАРИЩ)

Иду по лесу: травка, мотыльки,
а за сосною — старый холодильник.
Вот это да! Как будто лес — квартира:
тропинка — коридор, в сторонке — кухня,
иголки сосен — шторы… Плитка где?
В режиме гриль наяривает солнце.

Тут дверь открылась, выполз человек,
заброшенный, заросший, начал бриться….
— Который час, скажите, гражданин?
И у меня часы остановились.


ЧИНОВНИКА ГРАБЯТ

Я из пенсионного фонда.
Ну и что, что толстая морда?
Это нарушенья в обмене.
Я не понимаю по фене…
Ах, вон те бумажки и эти?
Золото лежит в туалете.
Что еще? Конечно, валюта…
А валюта, милые, тута.


МОЛОДОСТЬ

Забрали деда
в КПЗ,
хотели бить,
да страшно —
сдохнет;

в окошко к бабке ночью лез,
Вертинского распевая.

Презентация “Словаря перемен” (М.: Три квадрата, 2015) в Санкт-Петербурге

 

Книгу представят ее автор-составитель Марина Вишневецкая и редактор издания Любовь Сумм.
СЛОВАРЬ ПЕРЕМЕН 2014″ вобрал в себя материалы интернета и прессы, уличных разговоров и теленовостей, идиомы и мемы, застрявшие в языке и мимолетные, жизнь которых длилась не дольше породившего их информационного повода. Важная составляющая книги — «статьи и эссе о злоключениях русского языка в 2014 г.», их авторы — Андрей Архангельский, Александр Морозов, Михаил Ямпольский, Ирина Левонтина, Гасан Гусейнов, Екатерина Шульман, Максим Кантор, Максим Кронгауз, Алексей Шмелев, Ксения Туркова, Иван Курилла.

vishneveckaja
Марина Вишневецкая
 — писатель, сценарист, лауреат литературных премий, автор книг «Опыты», «Кащей и Ягда, или Небесные яблоки» и др. Модератор группы «Словарь перемен» в Фейсбуке.

summ
Любовь Сумм
 — филолог-классик, переводчик, автор эссе, переводчик с английского, немецкого, латыни, кандидат филологических наук. В ее переводе издавались произведения св. Франциска Ассизского, Г. К. Честертона, К. С. Льюиса, Р. Онианса и др.

Презентации пройдут:

26 февраля, 18.00 – в музее Ахматовой в Фонтанном доме http://akhmatova.spb.ru/events

27 февраля 2016, в 16:30 – в книжном магазине “Порядок слов” http://wordorder.ru/newbooks/changes_dictionary/

 

Поэтический вечер Татьяны Щербины и презентация фотомонографии Александра Тягны-Рядно «Фотография-образ жизни-фотография» – Книжный магазин “Порядок слов”, Санкт-Петербург, 2 марта 2016

2 марта в 19:30 в Порядке слов состоится поэтический вечер Татьяны Щербины и презентация фотомонографии Александра Тягны-Рядно«Фотография-образ жизни-фотография» (изд. РусПрессФото, 2016). Татьяна Щербина прочтет стихи последнего десятилетия и поделится воспоминаниями из времен самиздата 1980-х. А также представит свои самыздатовские книги,репринтно воспроизведенные издательством «Барбарис».

d0bed182d0bad180d18bd182d0b8d0b5-d0b2d18bd181d182d0b0d0b2d0bad0b8-01-06-2010-d090-d097d0b5d0bcd0bbd18fd0bdd0b8d187d0b5d0bdd0bad0be

Татьяна Щербина — поэт, эссеист. Закончила филологический факультет МГУ. Участник международных поэтических фестивалей. Книги в переводе на другие языки изданы в США, Великобритании, Новой Зеландии, Франции, Канаде, Словении. Автор многих поэтических сборников (один из них написан на французском языке), романов «Запас прочности» (переизданного в книге рассказов и повестей «Крокозябры»), «Размножение личности». Работала во многих периодических изданиях, в последние годы — колумнист интернет-издания «Гефтер», публикует рассказы в журнале «Сноб». Основные книги: «Исповедь шпиона», «Размножение личности», «Крокозябры» (проза), «Ноль Ноль», «Жизнь без», «Книга о плюсе и минусе», «Побег смысла», «Они утонули» (стихи).

Александр Тягны-Рядно — фотограф, член Союза журналистов и Союза фотохудожников России, член Международной Федерации художников ЮНЕСКО. С 1984 года работал в прессе в качестве фотографа и фоторедактора. Сегодня — свободный фотограф, работает с изданиями и агентствами в России и за рубежом. Автор десяти фотокниг. Участник выставок и фотосалонов в России и за рубежом. Авторские работы находятся в музеях и частных коллекциях.3 марта в Русском музее открывается выставка «Карнавал в Венеции», где представлены работы Александра.

Вход на все мероприятия в магазине «Порядок слов» бесплатный.

Письмо, отправленное персонально каждому члену исполкома Русского ПЕН-центра

Мы, члены Русского ПЕН-центра, обращаемся к Вам как к члену исполкома Русского ПЕН-центра, чтобы осветить ситуацию, которая возникла в нашей организации, возможно, без Вашего участия.

Уже третий месяц на сайте Русского ПЕН-центра появляются коллективно-анонимные заявления, написанные в развязном стиле и неприемлемые по содержанию.
Можно ли иначе как оскорбительным, назвать новогоднее обращение исполкома: http://www.penrussia.org/new/2015/6267

Или поразительное по содержанию и форме “Обращение к согражданам”, уместное на персональной странице его автора в Фейсбуке, но бросающее тень альтернативной одаренности на весь Русский ПЕН-центр (от имени которого заявление было опубликовано)
http://www.penrussia.org/new/2016/6401

Не исключаем, что тот же автор, на этот раз выступивший под псевдонимом Анкудин Гомозов, куражился и над нашим коллегой Игорем Иртеньевым, решившим покинуть ПЕН-центр из-за сложившийся в нем атмосферы охоты на инакомыслящих:
http://www.penrussia.org/new/2015/6102

Наконец, в опубликованном 17 февраля заявлении “Подпольный обком” действует”: http://www.penrussia.org/new/2016/6508, избранный исполкомом стиль общения со своими коллегами пересек уже все границы разумного. Восемьдесят человек, членов ПЕНа, объявляются в нем “провокаторами и раскольниками” на том основании, что они открыто высказывают свое мнение по вопросам работы русского ПЕН-центра и проблемам правозащитного характера. Требование вынесения вопроса о доверии руководству ПЕНа и голосования за обновленный состав исполкома объявляются уничтожением организации. Мысль о переизбрании президента ПЕНа, уважаемого всеми нами крупного писателя и восьмидесятилетнего человека, объявляется едва ли не кощунственной.
В этом заявлении факты переворачиваются с ног на голову и выворачиваются наизнанку.

И потому мы вынуждены еще раз подчеркнуть: ситуация с попыткой изгнать из ПЕНа наших восьмерых товарищей – постыдна, и только усилиями известных литераторов, приславших письма в их поддержку, а также выступивших с открытым письмом по следам работы так называемой конфликтно-согласительной комиссии, удалось избежать большого позора и скандала.

Не менее волюнтаристским мы считаем отказ от публикации на сайте резолюции Общего собрания Петербургского ПЕН-центра, а получаемые в связи с этим Еленой Чижовой, директором Петербургского ПЕН-клуба, письма из исполкома – оскорбительными. Скорее всего и для Вас они станут сюрпризом, потому приведем переписку целиком:

Е. Турчанинова – Елене Чижовой в ответ на присланную резолюцию Общего собрания (от 14.02):
Дорогая Лена,
посылаю официальный ответ.
Ваша Катя

“Ваше письмо и предложение будут переданы Исполкому. Для того, чтобы убедиться в достоверности письма и подробно изучить суть его предложений, просим предоставить подробный ОФИЦИАЛЬНЫЙ протокол этого собрания с поименными результатами голосования”.

15.02 Е.Турчанинова в ответ на вопрос: “Кто автор письма?”:
Дорогая Лена, мои функции сейчас сводятся к роли почтальона. Предыдущий ответ я поторопилась назвать официальным. Вот разъяснение.
Ваша,
Катя

“Это неофициальный ответ, не имеющий авторства. Официальный ответ будет от исполкома после предоставления подробного протокола “питерского” собрания. Напоминаем, что мы ждем его”.

Следствием анонимности для авторов всех этих писем и заявлений стало чувство вседозволенности. А их полнящиеся безвкусными пассажами и ерничаньем документы, публикуемые на официальном сайте, стали позором для Русского ПЕНа.

Однако конфликт в ПЕНе глубже и острее наших стилистических разногласий. Беда случилась раньше, когда исполком отвернулся от обновления и активной правозащитной деятельности, подлинного предназначения ПЕНа.

Чтобы ознакомиться с историей конфликта, прочтите, пожалуйста, письмо, которое подписали 80 членов нашей организации:http://www.penrussia.org/new/2016/6469

Названные в приложении, но отсутствующие на сайте Русского ПЕН-центра документы можно найти здесь:https://russianpenmembers.wordpress.com/about/

Письмо в исполком от Петербургского ПЕН-клуба:https://russianpenmembers.wordpress.com/…/письмо-отправлен…/

Краткая справка о 45 наших коллегах, принятых в Русский ПЕН-центр на трех заседаниях
Исполкома (17.12.2013, 6.03.2014 и 6.05.2014):https://russianpenmembers.wordpress.com/…/…/comment-page-1/…

Обращение к Общему собранию ПЕНа от зарубежных членов ПЕН-центра: https://russianpenmembers.wordpress.com/…/…/comment-page-1/…

На этом же сайте выложена резолюция, единогласно принятая 12 февраля на Общем собрании Санкт-Петербургского ПЕН-клуба:https://russianpenmembers.wordpress.com/2016/02/15/ резолюция-общего-собрания-санкт-пете/

У нас не осталось сомнений в том, что часть исполкома узурпировала полноту власти и действует от имени всего исполкома и всего ПЕН-центра. Мы обращаемся к Вам с требованием прояснить Вашу позицию. Знаете ли Вы, что от вашего имени как от члена исполкома Русского ПЕН-центра на официальном сайте ПЕНа публикуются приведенные выше документы? Поддерживаете ли Вы эти заявления, приписываемые исполкому Русского ПЕНа и Русскому ПЕН-центру в целом? Поддерживаете ли Вы демократические и законные требования, которые выдвигаются объявленными исполкомом раскольниками членами ПЕН-центра? Мы всякий раз подписываем наши заявления и выступаем открыто, как мы подписываем и это письмо.

С уважением,
Татьяна Бонч-Осмоловская
Ольга Варшавер
Татьяна Вольтская
Варвара Горностаева
Виталий Диксон
Виктор Есипов
Николай Кононов
Алексей Моторов
Антон Нечаев
Сергей Пархоменко
Ольга Седакова
Наталия Соколовская
Владимир Сотников
Татьяна Сотникова (Анна Берсенева)
Андрей Чернов
Елена Чижова

Коллегам по ПЕНу от членов Санкт-Петербургского ПЕН-клуба

Глубокоуважаемые коллеги по ПЕНу,

17 февраля с. г. на сайте ПЕН-центра было размещено официальное письмо исполкома ПЕН-центра с непристойным заголовком «”Подпольный обком” действует».

В этом письме, в частности сообщается, что «с адреса vozgrin60@mail.ru пришло письмо за подписью двух петербургских членов ПЕНа о якобы состоявшемся 12.02.2016 общем собрании “Санкт- Петербургского ПЕН-клуба”, противопоставляющего себя несуществующей “московской организации”, из которой, якобы, начался “массовый исход”, ЕДИНОГЛАСНО требующего полной ротации Исполкома и даже отставки А. Битова, на котором, если хорошенько подумать, только и держится в данный момент наш ПЕН».

Оставляем в стороне грамматические особенности текста, в котором, например, частица «якобы» то не выделяется запятыми (в соответствии с правилами русского синтаксиса), то выделяется. Увы, знание грамматики не всегда коррелируется с литературными способностями. Важным является то, что «письмо за подписью “двух петербургских членов ПЕНа”» не было опубликовано на сайте ПЕН-центра, так что у пеновцев может создаться ложное впечатление о том, что оно было написано рядовыми членами ПЕНа и выражает их частное мнение.

Между тем, речь идет об официальном письме, которое было подписано председателем Исполкома Санкт-Петербургского ПЕН-клуба К. М. Азадовским и директором означенного ПЕН-клуба Е. С. Чижовой, и являлось изложением единогласного решения общего собрания Санкт-Петербургского ПЕН-клуба («собрания» в кавычках и «якобы состоявшегося общего собрания», как оскорбительно написано в письме Исполкома ПЕН-центра), в  голосовании которого участвовало 34 человека (лично или передав голоса) из 51 члена Санкт-ПетербургскогоПЕН-клуба).

Позволим себе пояснить ситуацию. В отличие от тех правил, которые, по-видимому, практикуются в ПЕН-центре, Санкт-Петербургский ПЕН-клуб строго следует своему уставу (разрешите напомнить, что Санкт-Петербургский ПЕН-клуб является юридически самостоятельной организацией и имеет собственный устав, соответствующий современной установке PENInternational, по которой пеновцами могут быть не только писатели, но и журналисты, издатели и историки) и приглашает на ежегодное собрание всех членов клуба. К сожалению, как это происходит и на собраниях ПЕН-центра, не все могут всегда прийти. Собрание является правомочным только при наличии кворума, и его решение является единогласным (как было в данном случае) только в том случае, когда все присутствующие за него проголосовали. Те, кто не смог прийти на общее собрание и не счел необходимым передать свой голос, в голосовании 12 февраля 2016 г. не участвовали. Их отсутствие, однако, не меняет единогласного характера голосования тех, кто на собрании присутствовал или передал свой голос. В отчете К. М. Азадовского и Е. С. Чижовой не идет речи о единогласном решении всех членов Санкт-Петербургского ПЕН-клуба, а лишь о решении общего, правомочного в соответствии с Уставом собрания.

В письме Исполкома ПЕН-центра сначала поставлен под вопрос сам факт проведения общего собрания в Санкт-Петербурге («письмо… о якобы состоявшемся общем собрании»), а затем сообщается, что из Петербурга были звонки и письма некоторых, не названных в письме членов Санкт-Петербургского ПЕН-клуба, которые были не согласны с мнением, выраженном в официальном отчете К. М.Азадовского и Е. С. Чижовой. В результате в письме утверждается, что «ни о каком единогласии петербуржцев речь идти не может» и что те, кто голосовал бы против решения общего собрания, на него или не были приглашены, или их голоса не были учтены. Таким образом, К. М. Азадовский и Е. С. Чижова обвиняются в двух, противоречащих друг другу действиях: 1) собрания вообще не было, и 2) собрание все-таки было, но резюме решения собрания было сфальсифицировано в результате умелых манипуляций председателя Исполкома и директора ПЕН-центра»: на него или не была приглашена часть петербургских членов клуба, или же часть голосов была проигнорирована. Оставим в стороне очевидное противоречие. В любом случае доброе имя и порядочность К. М. Азадовского и Е. С. Чижовой были поставлены под вопрос.

Позвольте внести ясность.

Общее собрание Санкт-Петербургского ПЕН-клуба состоялось 12 февраля 2016 г. По поручению общего собрания К. М. Азадовский и Е. С. Чижова отправили в ПЕН-центр резюме решения собрания с официального адреса Е. С. Чижовой, с которого она всегда вела переписку с ПЕН-центром. В ответ они получили оскорбительный анонимный ответ:

«Для того, чтобы убедиться в достоверности письма и подробно изучить суть его предложений, просим предоставить подробный ОФИЦИАЛЬНЫЙ протокол этого собрания с поименными результатами голосования».

На закономерный вопрос о том, кто является автором письма, они получили следующий ответ, переданный Е. Турчаниновой:

«Это   неофициальный ответ, не имеющий авторства. Официальный ответ будет от исполкома после предоставления подробного протокола “питерского” собрания. Напоминаем, что мы ждем его».

Возмущенные этим оскорбительным ответом, ставящим под сомнение их порядочность, К. М. Азадовский и Е. С. Чижова отправили в Исполком ПЕН-центра следующее письмо:

«Мы решительно протестуем против функций цензуры и контроля над петербургским ПЕН-клубом, которые возложил на себя Исполком ПЕН-центра.

12 февраля с.г. прошло отчетно-перевыборное собрание нашей организации. По поручению участников собрания, нами было составлено резюме, отражающее результаты развернувшейся в ходе собрания дискуссии, и мы отправили его в Москву с просьбой вывесить на сайте ПЕН-центра. Резюме подписано нами как лицами, чья легитимность была единогласно подтверждена собранием. Это – официальный документ, не подлежащий рассмотрению или утверждению московским Исполкомом. Вопрос о размещении его на сайте – чисто технический. Московский Исполком не имеет права решать, какую именно информацию, поступающую от руководителей региональных организаций, помещать или не помещать на своем сайте.

В ответ мы получили два коротких письма от 14.02. и 15. 02. с.г., из которых можно понять, что Исполком ПЕН-центра сомневается в достоверности информации, содержащейся в нашем резюме. Другими словами, высказывается предположение, что мы исказили суть дела – совершили фальсификацию. Излишне говорить, что такое подозрение мы воспринимаем как оскорбительное.

Оба электронных текста, поступивших к нам 14.02. и 15.02., не имеют подписи; их автор предпочел остаться неизвестным. Заявляем, что отвечать на анонимные послания, к тому же выдержанные в императивном духе, никто из нас в дальнейшем не будет».

Это письмо было названо членами исполкома ПЕН-центра «злобным отказом с новыми угрозами». Хотелось бы поинтересоваться у Исполкома ПЕН-центра, в чем же состоят угрозы, новые и старые?

Впрочем, это риторический вопрос.

Любое несогласие со своей политикой исполком ПЕН-центра воспринимает как угрозу своему существованию. По отношению к ним он разбрасывается словами «предатели», «провокаторы», «подпольный обком», «поджигатели войны». А ведь речь идет всего лишь о том, что необходимо переизбрание исполкома, который довел организацию до кризиса. Бранная стилистика посланий Исполкома, размещенных на главной странице официального сайта, свидетельствуют о его полной деградации и неумении разговаривать с членами организации, придерживающимися иного мнения.

Мы были среди 34 членов общего собрания (в это число входят как присутствовавшие лично, так и те, кто не смог прийти, но передал свой голос) Санкт-Петербургского ПЕН-клуба и вместе с остальными участниками выразили недоверие Исполкому и потребовали его ротации. Реакция Исполкома на решение общего собрания Санкт-Петербургского ПЕН-клуба только укрепила нас в этом решении. Заявление о том, что ПЕН-центр держится на одном Битове – убедительнейшее свидетельство полного краха руководства.

Мы послали соответствующее письмо Исполкому ПЕН-центра, в котором выразили наше отношение к сложившейся ситуации и попросили разместить его на сайте ПЕН-центра, чтобы голос Санкт-Петербургского ПЕН-клуба был услышан.

Е. В. Анисимов
Т. А. Вольтская
А. В. Лавров
И. А. Левинская
Н. Е. Соколовская
С. Г. Стратановский
М. А. Турьян
Т. Н. Чернышева
М. Д. Яснов