Наталия Соколовская о Катерине Гордеевой

РЕКОМЕНДАЦИЯ

Ситуация вполне кафкианская, однако: по указанию исполкома Русского ПЕН-центра даю рекомендацию члену Русского ПЕН-центра литератору, журналисту, режиссеру Катерине Гордеевой, обладателю уже двух, ранее выданных Людмилой Улицкой и Алексеем Симоновым, рекомендаций для вступления в Русский ПЕН-центр, что и было (вступление) благополучно осуществлено.

С предыдущими рекомендациями я не знакома, но от себя хочу сказать уважаемому исполкому Русского ПЕН-центра следующее. Катерина Гордеева занята трудом, которым, в той или иной степени, занят любой пишущий человек. Суть этого труда заключается в том, чтобы, по мере сил и возможностей, помогать обществу осмысливать себя. И это именно та задача, которую, вольно или невольно, сознательно или неосознанно, ставит перед собой литература, если предположить, что литература вообще нисходит до утилитарного клише «ставить задачи».

Слова, которыми пишет Гордеева (хотя, Гомера, как и создателей эпосов, — а то, что делает Гордеева, это в известном смысле, создание современного эпоса на основе нашей повседневной жизни, — вряд ли смущало бытование их текстов только в устном виде) поставлены в единственном и лучшем порядке. Они воздействуют на читающего именно так, как воздействует на читающего русская литература с ее «проклятыми вопросами»: что делать, кто виноват, кому на Руси жить хорошо… И, конечно же, главным вопросом: «Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана?..»

У текстов Гордеевой есть и  прямая задача: привлечь внимание общества и государства к проблемам людей самых уязвимых и беззащитных. И в этом слова и дела Гордеевой и подобных ей людей вплотную смыкаются с чаяниями большой русской литературы.

Тексты Гордеевой, столь важные для каждого гражданина нашей страны, рано или поздно, полагаю, будут собраны в книгу. Но не для того, чтобы доказать кому бы то ни было наличие у Гордеевой писательского дара, а для того, чтобы донести до потомков сегодняшний наш, явленный в слове «образ мира», чтобы показать сегодняшние «жизнь улиц, участь одиночек», и, разумеется, для того, чтобы «тайная струя страданья согрела холод бытия». Потому что только при этом, последнем условии не только литература, но и вся наша жизнь наполняется смыслом.

Хочу сказать и о уже существующей книге Гордеевой «Победить рак» (М., Захаров, 2013). Эта книга состоит из вопросов журналиста, человека Катерины Гордеевой и ответов людей, которые победили (или не победили) рак, пациентов и их врачей. Это книга — о преодолении страха. Это книга — о нашей жизни (и о нашей смерти), и она чем-то похожа на книги Алексиевич, получившей Нобелевскую премию «за её многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время». Хотя прекрасный принцип — давать право высказывания людям, этому коллективному Вергилию, за которым кругами ада следует, страдая и сопереживая, писатель, — как прием давно используется литературой. В частности, хочу вспомнить «Блокадную книгу» Алеся Адамовича и Даниила Гранина. Кстати, у Катерины Гордеевой есть документальный фильм «Голоса», построенный на блокадных дневниках ленинградцев — внимательное, почти литературоведческое прочтение документов эпохи. Этот фильм значительное высказывание Гордеевой как литератора, режиссера, журналиста и гражданина, прекрасная, точная и честная работа.

Гордеева, как настоящий художник, чувствует, что снова пришло время х о р а, что через пишущего (говорящего, снимающего) человека «кричит стомильонный народ», и что одна из главных уважительных причин, по которой человек берется за перо (микрофон, камеру), сформулирована строками ахматовского «Реквиема»: «хотелось бы всех поименно назвать». И совершенно не важно, что тут является листом бумаги: колонка в газете, фильм, страничка в ЖЖ или ФБ.

К подобного рода высказываниям относится и текст Гордеевой об отношении общества и государства к смертельно больным людям «Клиническая картина» в журнале «Такие дела» ( http://takiedela.ru/2015/08/import-substitution/  ) И точно выстроенное интервью со специалистом в области  исторической и политической психологии   Людмилой Петрановской  «Не надо думать, что большинство россиян гопники»  (https://meduza.io/feature/2016/02/04/ne-nado-dumat-chto-bolshinstvo-rossiyan-gopniki)  И конечно,  текст о питерском центре для аутистов «Антон тут рядом», http://www.colta.ru/articles/society/3104

К подобного рода высказываниям относится и текст «Самоубийцы»: результат нескольких месяцев работы, когда Катерина Гордеева встречалась членами семей, в которых кто-то из родственников прибег к суициду, и этот текст крайне важен для того, чтобы понять причины, толкающие людей на самый крайний шаг. Роскомнадзором запрещено называть причины суицидов, тогда как эпидемиологи ВОЗ считают, что с самоубийствами в России — «вялотекущая чрезвычайная ситуация». И поэтому о проблеме общество должно говорить, а не загонять ее внутрь путем запретов на открытое обсуждение  https://meduza.io/feature/2015/12/18/samoubiytsy

Среди многих прочих текстов Гордеевой надо обязательно сказать и о тексте «Быть Зариной Юнусовой» (http://takiedela.ru/2015/11/zarina-yunusova) Это история молодой таджикской матери, почти девочки, чьего ребенка убили полицейский произвол и медицинское преступление. Это текст о преступлении не отмщенном, о бездушных власть имущих чиновниках, вершащих судьбы людей. Это текст не только об убитом младенце, но и о женщине, лишенной ребенка и безжалостно оторванной от семьи и выкинутой из нашей страны, это текст о судьбе  того самого  «маленького человека», ставшего краеугольным камнем русской литературы.

В том, что делает Катерина Гордеева как литератор — ее личное посильное продолжение гуманистических традиций большой русской литературы. Ее тексты  — это ее личные, встроенные в нынешнее время «Униженные и оскорбленные», «Воскресение», «История одного города». Задачи подобного рода ставят перед собой далеко не все современные российские писатели.

Следует сказать и о том, что Гордеева автор и куратор проекта «Открытая лекция» и куратор проекта «Открытая библиотека».  «Открытая библиотека» и «Открытая лекция»   — это площадки, где люди разных взглядов и убеждений р а з г о в а р и в а ю т, публично ведут диалоги или общаются с залом. Катерина Гордеева — один из модераторов этих проектов, доказывающих, что с л о в о служит и для того, в частности, чтобы люди могли достучаться друг до друга во времена, когда за общим гвалтом, кажется, уже никто не в состоянии слышать и понимать оппонента.

Указание, данное исполкомом Русского ПЕН-центра Катерине Гордеевой о предоставлении дополнительных рекомендаций, основано на явном и досадном недоразумении, на недопонимании, почему и для чего Катерина Гордеева была принята в сообщество, объединяющее, по определению Международного ПЕН-клуба (частью которого является и Русский ПЕН-центр) «романистов, поэтов, журналистов, ученых, издателей, переводчиков, блогеров, биографов, драматургов…» ( http://www.pen-international.org/faqs/ ). На странице Международного ПЕН-клуба сказано: «”Писатель” означает любого, кто работает с устным или письменным словом. Широкое понимание слова “писатель” —  вот что делает нас всемирным движением, каковым мы являемся».

Наталия Соколовская, писатель, переводчик, член Русского ПЕН-центра

 

 

 

 

 

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s