Реплика Ольги Седаковой на собрании Русского ПЕН-центра 29.02.2016

O_Sedakova

Я думаю, все недоразумения внутри нашего сообщества происходят из разного представления о том, что такое ПЕН по своему назначению.
Когда русское отделение ПЕНа создавалось в Москве, никакого представления о том, что такое профессиональное правозащитное объединение литераторов, у нас не было. Представлялась некая альтернатива Союзу Писателей – тоже своего рода Союз Писателей, но талантливых, современно мыслящих и т.п. Так сказать, «западного типа». Но на «Западе» ничего похожего на здешний Союз Писателей нет и быть не может: это структура типично сталинского образца, соединяющая намертво писателей с государством и его идеологий. Литераторы мыслятся в нем как своего рода творческие чиновники, служащие «делу партии» (см. Устав СП) и получающие за это определенные материальные блага. Члены СП составляли часть советской номенклатуры. Долгий опыт именно такого «объединения» (а на самом деле, комбината, завода литературы) и был известен нашим литераторам, в том числе, и изгоям из официальных структур.
Но международный ПЕН ничего общего с таким типом организации не имеет. Он не предполагает для своих членов ни материальных благ, ни соответствующих обязанностей писателя перед своим государством. Он защищает свободу слова и его носителей, когда они испытывают гонения – обычно, как раз со стороны государственных структур.
Талант писателя (журналиста и т.п.), его известность, признанность в этом случае не имеют первого значения. Они только поддерживают весомость его слова в этой общественной «адвокатуре». Разговоры о том, сколько «классиков» было в русском ПЕНе и вообще в истории ПЕНа показывают, что участники дискуссии не понимают, о чем идет речь. Покойный А.Ткаченко не был выдающимся писателем, но он самым прямым образом выполнял задачу защитника свободы слова. С другой стороны, значительный писатель совершенно не обязан быть защитником собратьев по перу (часто вовсе не особенно даровитых, но просто попавших в ситуацию несправедливого гонения). У него могут быть другие заботы. В таком случае он просто и не будет вступать в ПЕН.
Я думаю, что компромисса между теми, кто не хочет быть членом собственно правозащитной организации (с вытекающими из этого неприятными последствиями в условиях запрета свободы слова) и людьми других интенций быть не может. Сообщество, которое объединяет и тех, и других, может быть профессиональным союзом, но никак не ПЕНом в его историческом смысле.

Ольга Седакова

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s