Бюллетень # 1 (от 15.03.2016)

О ситуации в Русском ПЕН-центре

Спустя две недели после ежегодного Общего собрания Русского ПЕН-центра (прошедшего 29 февраля) и почти неделю после публикации в СМИ заявления «Требуем справедливости для надежды Савченко», подписанного 112 членами Русского ПЕН-центра, мы считаем необходимым оценить ситуацию.

Раскол, поразивший нашу организацию в связи попыткой членов Исполкома исключить из нее восемь наших коллег, обрел новые формы и черты.  Не уверенный в полноте своей власти Исполком переименовал себя в Правление, а в публикуемых на официальном сайте документах все чаще называет себя «руководством». Что вполне соответствует все более жесткой и авторитарной манере, в которой этот орган исполняет свои обязанности. Это и призван засвидетельствовать данный бюллетень.

Лингвистически изменение название понятно: Исполком – это исполнительный комитет, следующий решениям Общего собрания, которое по Уставу является высшим органом власти в Русском ПЕН-центре. А Правление – самостоятельный орган управления. Однако наличие такого органа не предусмотрено Уставом Русского ПЕН-центра, не обсуждалось и не было утверждено на Общем собрании.

  1. На Общем собрании, прошедшем 29 февраля 2016 г., руководство Исполкома, президиум собрания и – под его давлением – счетная комиссия отказались зарегистрировать 50 доверенностей, полученных членами ПЕНа от своих коллег, не имевших возможности присутствовать на собрании.

Голосование по доверенности – общепринятая форма участия в общих собраниях для члена любой общественной организации, товарищества, акционерного общества и т.п., предусмотренная ст. 185.1 Гражданского кодекса РФ, ст. 57 Федерального закона от 26.12.1995 г. и др. Устав Русского ПЕН-центра никакого запрета на голосование по доверенностям в ходе ежегодного общего собрания не содержит, а это означает, что возможность голосования по доверенности регулируется Гражданским кодексом РФ и, следовательно, ее запрет неправомерен.

В результате этого противоправного запрета от голосования по основному вопросу собрания (оценка деятельности Исполкома, Дирекции, Ревизионной комиссии) были отстранены приславшие доверенности, но не проголосовавшие заочно: Борис Акунин, Ирина Балахонова, Владимир Войнович, Кристина Горелик, Сергей Завьялов, а также члены Петербургского ПЕН-клуба Евгений Анисимов, Анатолий Бергер, Борис Каганович, Александр Лавров, Мариетта Турьян.

Неучастие в голосовании по другим вопросам (которые не были предложены заранее для электронного или телефонного голосования) пятидесяти членов ПЕНа не позволило принять положительное решение по такому значимому вопросу, как обращение к бывшим членам ПЕН-центра. Речь идет о людях, покинувших организацию в 2015 году из-за несогласия с позицией Исполкома по принципиальным для правозащитной организации вопросам. Было внесено предложение просить их вернуться в ПЕН. Сорок доверенностей, имевшихся у сторонников этой инициативы, могли качественно изменить ход голосования и позволили бы принять ее на собрании. Это могло стать важным шагом на пути примирения сторон *.

«Мы считаем все происшедшее грубейшим нарушением российского законодательства, – написали в своем письме к членам Петербургского ПЕН-клуба его директор Елена Чижова и председатель исполкома Константин Азадовский. – Собрание, проведенное таким образом, не может, по нашему убеждению, считаться правомочным».

  1. Наум Ним и Сергей Каледин подготовили к Общему собранию предложения по разъяснению некоторых пунктов Устава. Эти предложения должны были изменить процесс формирования исполнительных органов ПЕН-Центра таким образом, чтобы исключить попытки авторитарного управления общественной организацией. Прежде всего, они позволяли ввести эффективно действующие механизмы контроля Президента ПЕН-Центра и Исполкома ПЕН-Центра со стороны Общего собрания. Кроме того, они отменяли процедуру «герметичного» формирования исполнительных органов, когда Президентом может быть избран только кандидат, предложенный Исполкомом, а сам исполком, в свою очередь, формируется Президентом.

Принятие этих предложений, безусловно, способствовало бы  выходу из сложившегося кризиса. Однако заранее подготовленный и присланный в Исполком Наумом Нимом и Сергеем Калединым документ на сайте Русского ПЕНа опубликован не был. Он также не был внесен в повестку дня Общего собрания. А после него не был разослан членам ПЕН-Центра для обсуждения.

  1. По-прежнему является закрытой информация о финансовой деятельности Русского ПЕН-центра. Единственный документ, доступный для изучения – заключение внешней аудиторской комиссии. Однако даже членам Ревизионной комиссии ПЕН-центра недоступна детальная информация о динамике средств и проектах Русского ПЕН-центра. Такая ситуация представляется недопустимой с точки зрения общественного надзора в общественной организации, более того, эта ситуация потенциально чревата противоправными, юридически наказуемыми действиями.

Работа Ревизионной комиссии как надзорного органа превращена в чисто формальную.

  1. Члены Русского ПЕН-центра не были поставлены в известность ни о соискании, ни о получении президентского гранта на издание  двухтомника “Обжигающий пламень Победы”. Информацию о гранте можно найти лишь на не связанных с Русским ПЕН-центром информационных ресурсах, сообщающих об итогах очередного конкурса среди российских некоммерческих организаций на получение президентских грантов. Там же можно прочесть и о том, что в первый том двухтомника  «войдут статьи писателей-ветеранов, воспоминания “детей войны” и другие материалы. Во втором томе будут  статьи, посвящённые воссоединению Крыма с Россией, положению беженцев, событиям в Донбассе». Вопрос о том, что участие в этом проекте – деятельность в чистом виде политическая и противоречит статусу Русского ПЕН-центра  как правозащитной организации, члены которой, в соответствии с Хартией Международного ПЕН-клуба, обязуются «использовать все свое влияние для достижения взаимопонимания и уважения между народами», был поднят на Общем собрании, но в протокол внесен не был.
  2. Требует прояснения изменившаяся политика приема  в Русский ПЕН-центр. Нашу особую тревогу вызывает пополнение правозащитной писательской организации  блогером и колумнистом Ольгой Туханиной, чьи публикации входят в непримиримое противоречие с ценностями Международного ПЕН-клуба.   Назовем самые одиозные из  них:  «Надежды маленький оркестрик» (Федеральное агентство новостей, 9 марта 2016), «Почему свобода слова становится свободой оскорблений» (Комсомольская правда, 7 ноября 2015), «USA killed Nemtsov» (Россия навсегда, 28 февраля 2015), «России надоело» (Россия навсегда, 13 марта 2015), «Крестная страна» (Комсомольская правда, 29 октября 2015).
  1. Официальный сайт Русского ПЕН-центра стремительно маргинализируется, превращаясь в площадку для деклараций, не совместимых с ценностями правозащитной организации, Хартией Международного ПЕНа и просто с этическими нормами. Оскорбления коллег, клевета, травля и публикация заведомо ложной информации в этом пространстве становятся обыденностью.

Однако – а возможно именно поэтому – на сайте не нашлось места для имен 112 членов Русского ПЕН-центра, поставивших свои подписи под заявлением «Требуем справедливости для Надежды Савченко». В том числе, для Владимира Войновича, Вероники Долиной, Александра Гельмана, Дениса Драгунского, Юлия Кима, Григория Кружкова, Александра Кушнера, Андрея Макаревича, Сергея Пархоменко, Ирины Прохоровой, Льва Рубинштейна, Ольги Седаковой, Владимира Сорокина, Эдуарда Успенского, Григория Чхартишвили, Виктора Шендеровича, Ирины Ясиной. Они и многие другие не менее знаковые для российской литературы фигуры оказались лишены права голоса администрацией сайта. В результате было создано впечатление о малозначимости чрезвычайно важного требования, прозвучавшего в этом принципиальном для нас документе: «признания несостоятельными итогов следствия, проведенного в отношении украинской военнослужащей Надежды Савченко, и суда, в результате которого прокуратура РФ потребовала для нее жестокого, несправедливого и неправосудного наказания».

В то же время голоса тех, кто пытается  внести сумятицу в умы наших сограждан, стали на сайте слышней: 10 марта на нем появился пост поэта Станислава Минакова. Центральное место в его записи занимает ложный донос священника-ополченца Владимира Марецкого: «…Надежда Савченко… предлагала всю нашу группу сдать на органы, чтобы заработать денег, лично она предлагала расстрелять нас, когда они не согласились сдавать нас на органы». Этими «показаниями» пренебрег даже российский суд, так и не вызвавший Владимира Марецкого в качестве свидетеля.  Однако сайт Русского ПЕН-центра, правозащитной организации, эту клевету публикует, как и утверждение другого поэта, Юнны Мориц: «…Убитые по её наводке российские журналисты», опровергнутое всем ходом судебного разбирательства.

Авторская радиопередача «От двух до пяти» Евгения Сатановского (эфир 1 марта радио «Вести-ФМ»), также опубликованная на официальном сайте, знакомит слушателей с тридцатиминутным пропагандистским фейком уже на другую тему. Суть этого сюжета сводится к следующему: Сергей Пархоменко, нанятый Ходорковским для уничтожения ПЕНа, на общем собрании 29 февраля действовал как «бандитствующий рейдер, потеряв абсолютно последнюю совесть <…> Потому что ты смотришь, как это происходит, такое рейдерство – ну действительно, только автоматчиков не привели». В данном выступлении происходит очевидная манипуляция общественным мнением с целью создания у людей, не обладающих информацией о событиях в Русском ПЕН-центре, ложного впечатления. Евгений Сатановский подменяет фактическую информацию о событиях личностными оценками, не имеющими к действительности никакого отношения. Публикация этой передачи на сайте Русского ПЕН-центра означает участие администрации сайта в фальсификации.

Надо ли напоминать, что и это – прямое нарушения Хартии Международного ПЕН-клуба: «Члены ПЕНа обязуются бороться с такими пагубными проявлениями свободной прессы, как лживые публикации, преднамеренная фальсификация и искажение фактов в политических и личных целях»?

  1. В течение нескольких месяцев остается не представленным на официальном сайте мнение членов Петербургского ПЕН-клуба. Их требование опубликовать протокол собрания, прошедшего в Петербурге 12 февраля, осталось без ответа. Отказ на Общем собрании Русского ПЕН-центра учитывать голосование по доверенностям наиболее болезненно ударил по этому, самому представительному отделению Русского ПЕН-центра, членами которого являются 54 литератора. А замалчивание в протоколе Общего собрания (от 29 февраля) письма Петербургского ПЕН-клуба, направленного в президиум собрания и на этом собрании зачитанного, является откровенным нарушением закрепленных в Уставе Русского ПЕН-Центра прав каждого его члена. В частности, права:

–    свободно выражать свое мнение, обсуждать любые вопросы деятельности ПЕН-центра и принимать участие в выработке решений руководящих органов ПЕН-центра;

–    обращаться с заявлениями и предложениями во все органы ПЕН-центра;

–    получать полную информацию о деятельности ПЕН-центра;

–    принимать участие во всех мероприятиях, проводимых  ПЕН-центром

(ст. 4.9 Устава ПЕН-Центра)

  1. Официально провозглашенный Исполкомом запрет подписывать публичные заявления, указывая при этом свой статус члена ПЕН-центра, свидетельствует о подавлении любого мнения, расходящегося с точкой зрения Исполкома.
  1. Неудивительно, что итогом всего сказанного стало появление двух новых сайтов: Петербургского ПЕН-клуба и сайта «Частное мнение. Русский ПЕН-центр», а также одноименной страницы в Фейсбуке, ставших площадками для тех членов ПЕНа, чьи голоса и позиции цензурировались администрацией официального сайта.

___________________________

* Если бы к голосам 34 участников собрания, проголосовавшим за «Призыв к вышедшим из ПЕН-центра за последний год вернуться» (см. протокол Общего собрания)  мы бы имели возможность прибавить 40 голосов членов ПЕНа, доверивших нам свои голоса, а к сорока шести, проголосовавшим против, добавились бы голоса еще десяти человек, доверивших свои голоса нашим оппонентам, итог голосования был бы иным: 74 голосов за и 56 против.

Ссылки:

1.Обращение к Общему собранию Ольги Седаковой, на собрании не зачитанное и на сайте ПЕН-центра не опубликованное.

2. Обращение Наума Нима и Сергея Каледина к членам Русского ПЕН-центра, руководству Русского ПЕН-центра, Общему собранию, на собрании не зачитанное и на сайте ПЕН-центра не опубликованное.

Advertisements

One thought on “Бюллетень # 1 (от 15.03.2016)

  1. Bulletin # 1, 15.03.2016
    On the situation in the Russian PEN

    Two weeks after the Annual General Meeting of the Russian PEN (February 29, 2016, for the year 2015) and almost a week after the publication of the statement on Nadezhda Savchenko (“We demand justice for Nadezhda Savchenko,” https://russianpenmembers.wordpress.com/2016/03/07/идет-сбор-подписей-членов-русского-пе/ ), signed by 112 members of the Russian PEN, we believe it is necessary to clarify the situation.

    An attempt of the members of the Executive Committee of the Russian PEN to exclude eight of our colleagues had split our organization. Recently, this split acquired new forms and features. The Executive Committee being not sure of the fullness of its power renamed itself to the Governing Board (Правление), whereas in the publications on the official website, it calls itself the “Directorial Board” (Руководство). These changes are in accordance with the more rigid and authoritarian manner in which this body performs its duties. The goal of the current bulletin is to witness these changes.
    Linguistically, the meaning behind the change of the title is clear: in accordance with the Russian PEN Statute, the Annual General Meeting of all members of the organization has supreme authority over the Russian PEN, whereas the Executive Committee is an executive body which follows the decisions of this Meeting. In contrast, the Governing Board is an independent governing body. However, this body is not mentioned in the Statute of the Russian PEN, was neither discussed nor approved at the General Meeting.

    1. At the General Meeting, held on February 29, 2016, the Executive Committee, the Presidium of the Meeting and, under their pressure, the Counting Commission of the Meeting refused to register 50 proxy letters received by PEN members from their colleagues who were unable to attend the Meeting.
    Voting by proxy letters is a common form of participation in general meetings for the members of public organizations, associations, companies, and so on, under Art. 185.1 of the Russian Civil Code, Art. 57 of the Russian Federal Law dated 26.12.1995 and others juridical statements. The Statute of the Russian PEN does not mention and does not ban proxy voting, which means the possibility of voting by proxy is regulated by the Civil Code of the Russian Federation and therefore its prohibition is invalid.
    As a result of this unlawful prohibition, the following members of the Russian PEN who sent proxy letters but haven’t voted by e-mail, and were absent at the Meeting, were prevented from voting on the main issues of the Meeting (evaluation of the activities of the Executive Committee, the Directorate, and the Audit Commission for year 2015): Boris Akunin, Irina Balakhonova, Vladimir Voinovich, Kristina Gorelik, Sergei Zavyalov, as well as members of the St. Petersburg PEN: Eugeny Anisimov, Anatoly Berger, Boris Kaganovich, Alexandr Lavrov, and Marietta Turian.
    There were other subjects proposed for voting during the Meeting that were not listed in advance for e-mail and telephone voting. Refusal of proxy letters lead to the neglect of the opinions of 50 members of the Russian PEN on these important issues, such as an appeal to the former members of the Russian PEN to renovate their association with the organisation. These were the people who has left the organization in 2015 due to disagreement with the position of the Executive Committee on key issues of the Russian PEN politics as a human rights organization. During the General Meeting, an appeal was made to ask them to return to the Russian PEN, but was not approved on voting. Forty proxy letters sent to the proponents of this initiative would have changed the result of vote. This could have been an important step towards reconciliation of the opposing sides in the Russian PEN.
    If the votes of the 34 participants of the Annual General Meeting who voted for the “Appeal to those who left the Russian PEN over the last year to renovate their membership” (see the Minutes of the General Meeting, http://www.penrussia.org/new/2016/6544 ) were added to the 40 votes of the members of the Russian PEN who have entrusted us with their votes, and the 46 voices given against this appeal were added to the 10 proxy votes of those who have entrusted their votes to our opponents, the result of the vote would have been different: 74 votes “for” and 56 “against” this appeal.
    As Elena Chizhova, the director of the St. Petersburg PEN, and Konstantin Azadovsky, Chairman of the Executive Committee of this organization, stated: “We believe this to be a flagrant violation of Russian law. In our opinion, an Annual Meetings held in this way cannot be considered competent”.

    2. Naum Nim and Sergey Kaledin, both members of the Russian PEN, prepared proposals to clarify certain articles of the Statute at the Annual General Meeting. These proposals aimed to change the procedure of formation of the Executive Committee to preclude authoritarian control of the public organization. First of all, these proposals aimed to grant control to the General Meeting over the activities of the President and the Executive Committee of the Russian PEN. In addition, these proposals were to change the present procedure of the ‘circular’ formation of the Executive bodies, by which only the Executive Committee can propose candidatures for President, and in turn, President forms the Executive Committee.
    The discussion of these proposals would have undoubtedly contributed to ending of the current crisis in the Russian PEN. However, the document prepared and sent to the Executive Committee by Naum Nim and Sergey Kaledin, was not published online on the Russian PEN website. It was not included into the agenda of the Annual General Meeting and was not distributed for discussion among the members of the Russian PEN.

    3. The information on the financial activities of the Russian PEN is still hidden from the members of the Russian PEN. The only document available on the website is the conclusion of an external audit. However, even the members of the Audit Committee of the Russian PEN cannot access detailed information about the financial activities and the projects adopted and supported by the Russian PEN. The Audit Committee is changed from an oversight body into a purely formal one.
    This situation is unacceptable from the point of view of civil scrutiny in a public organization, and in fact, is fraught with potentially unlawful and legally punishable actions.

    4. Members of the Russian PEN were not informed about either participation in the Presidential grant competition, or of the grant being awarded for the publication of the “Burning flame of Victory” collection of texts in two-volumes. This information can only be found on the resources different from the Russian PEN website, who reported on the results of the competitions among Russian non-profit organizations for the presidential grants. The provided information states that texts of veterans of the war, memoirs of “children of war”, and other materials will be included in the first volume, whereas texts on the “reunification of the Crimea with Russia, the situation of refugees, the events in Donbass” will be the subjects of the second volume. The question of whether participation in this project is a purely political activity which contradicts to the status of the Russian PEN as a human rights organization, whose members, in accordance with the Charter of the International PEN, undertake to “use what influence they have in favour of good understanding and mutual respect between nations” was raised at the Annual General Meeting, but was not included in the minutes.

    5. The changed policy of admission to the Russian PEN remains unclear. Particular concern is caused by the admission of Olga Tukhanina, blogger and columnist, into the writers’ human rights organization. Tukhanina’s publications are in irreconcilable contradiction with the International PEN values. Here are some of them: “Small Orchestra of Hope” (Federal News Agency, March 9, 2016, http://riafan.ru/507720-nadezhdy-malenkii-orkestrik-kolonka-olgi-tuhaninoi-o-stonah-po-savchenko), “Why freedom of speech becomes freedom of insults” (Komsomolskaya Pravda, November 7, 2015, http://www.kp.ru/daily/26455.7/3325636/), «USA killed Nemtsov» (Russia forever, February 28, 2015, http://rossiyanavsegda.ru/read/2702/), «Russia is tired” (Russia forever, March 13, 2015, http://rossiyanavsegda.ru/read/2732/), «Godfather country” (Komsomolskaya Pravda, October 29, 2015, http://www.kp.ru/daily/26452.4/3321865/ ).

    6. The official website of the Russian PEN is rapidly marginalized, becoming a platform for declarations incompatible with the values of a human rights organization, the Charter of the International PEN and just ethical principles. Insults of the colleagues, slander, persecution and publication of false information have become common on this website.
    However, and perhaps this is the reason why on this website there is no room for the names of 112 members of the Russian PEN who signed the “Justice for Nadezhda Savchenko” declaration (https://russianpenmembers.wordpress.com/2016/03/07/идет-сбор-подписей-членов-русского-пе/ ). The signatures include those of Vladimir Voinovich, Veronica Dolina, Alexandr Gelman, Denis Dragunsky, July Kim, Grigory Kruzhkov, Alexandr Kushner, Andrey Makarevich, Sergey Parkhomenko, Irina Prokhorova, Lev Rubinstein, Olga Sedakova, Vladimir Sorokin, Eduard Uspensky, Grigory Chkhartishvili, Viktor Shenderovich, and Irina Yassin. These and many other people are emblematic figures of Russian literature, nevertheless the administrators of the Russian PEN website deprived them from the right to express their opinion. The statement was published on the “Private opinion” section of the website under the title “From the website unknown to the management of the Russian PEN” and with a cut list of signatures (http://www.penrussia.org/new/2016/6606 ). As the result, an extremely important demand expressed in this letter was presented as insignificant: “the results of the investigation carried out into Ukrainian servicewoman Nadezhda Savchenko should be declared invalid as should be invalidated her trial during which the Procecutor’s Office of the Russian Federation requested that she be given a cruel, unfair and unjust punishment”.
    At the same time, the voices of those who are trying to confuse Russian citizens, have become prominent on the official website. As such, on March 10, a statement of Russian poet Stanislav Minakov was published (http://www.penrussia.org/new/2016/6610 ) repeating the false accusation of Nadezhda Savchenko by a priest and militiaman Vladimir Maretsky who was captured during military actions: “…Nadezhda Savchenko …proposed to kill our group, to sell our body organs in order to earn money, she personally proposed to shoot us when they did not agree to sell our body parts.” Even the Russian court on Nadezhda Savchenko has disregarded this “witness” refuted by Nadezhda Savchenko’s lawyers (https://www.facebook.com/Ilya.S.Novikov/posts/10204830895051980?pnref=story ) and has not called for Vladimir Maretsky to appear at the trial. However, the website of the human rights organization Russian PEN published this slander, as well the claim of another Russian poet, Yunna Moritz of “Russian journalists killed on her tip-off,” (http://www.penrussia.org/new/2016/6622 ), refuted by the entire course of the trial.
    Moreover, in the radio program “From two to five” by Eugeny Satanovsky (broadcast by “Vesti FM” on March 1), also published on the official Russian PEN website (http://www.penrussia.org/new/2016/6549 ), the listeners were presented with a thirty-minute propaganda fake on another topic. The essence of the broadcast is as follows: Sergey Parkhomenko, hired by Khodorkovsky to destroy the Russian PEN, acted as a “bandit raider” during the Annual General Meeting, “losing completely the last vestiges of conscience Because you’re looking at, as it happens, it is raiding – well, really, they just didn’t bring gunners with them.” There is an obvious manipulation of public opinion in order to create false impression for people who do not have information about the events in the Russian PEN. Eugeny Satanovsky substitutes the information about the events with his personal assessments that do not have any relation to reality. The publication of this broadcast on the website of the Russian PEN is a part of the site administrations’ politic of falsification.
    This is a direct violation of the Charter of the International PEN which states that “members pledge themselves to oppose such evils of a free press as mendacious publication, deliberate falsehood and distortion of facts for political and personal ends.”

    7. For several months, the opinion of the members of the St. Petersburg PEN remains absent from the official Russian PEN website. As such, their demand to publish the minutes of the meeting of the St. Petersburg PEN held on 12 February 2016 (https://spbpenclub.wordpress.com/2016/02/12/резолюция-общего-собрания-санкт-пете/ ), remains unanswered. Refusal to consider the voting by proxies on the Annual General Meeting of the Russian PEN has particularly struck this organisation of 54 writers which is the most representative branch of Russian PEN. Another statement of the St. Petersburg PEN (ссылка?) addressing the directorate of the Russian PEN was read at the Annual General Meeting (February 29), nevertheless is was not included into the minutes of the stated Meeting, which is a clear violation of the Statute of the Russian PEN concerning the rights of its member. In particular, the right to:
    – freely express opinions, discuss any activities of the Russian PEN and to participate in decision-making for the governing bodies of the Russian PEN;
    – submit statements and proposals to all bodies of the Russian PEN;
    – be fully informed about the activities of the Russian PEN;
    – to participate in all events organized by the Russian PEN
    (Art. 4.9 of the Statute of the Russian PEN)

    8. The Executive Committee of the Russian PEN officially prohibited the members of the Russian PEN from signing public statements while declaring their status as members of the Russian PEN. This action demonstrates suppression of any opinion, diverging from the point of view of the Executive Committee.

    9. It is not surprising that in this situation two new websites have appeared: “St. Petersburg PEN” (https://spbpenclub.wordpress.com/ ) and “Private opinion. Russian PEN” (https://russianpenmembers.wordpress.com/ ), as well as a Facebook page (https://www.facebook.com/Частное-мнение-Русский-ПЕН-центр-1749487168618342/ ), that have become the platforms for those members of the Russian PEN, whose voices and positions were censored by the administration of the official website.
    ___________________________
    References:
    1. Appeal to the General Meeting by Olga Sedakova, which was not read at the Meeting and was not published on the official website:
    https://russianpenmembers.wordpress.com/2016/03/02/реплика-ольги-седаковой-на-собрании-р/

    2. Proposal by Naum Nim and Sergey Kaledin to the members of the Russian PEN, to the Executive Committee of the Russian PEN, and to the General Meeting, which was not read at the Meeting and was not published on the official website:
    https://russianpenmembers.wordpress.com/2016/02/26/обращение-наума-нима-и-сергея-каледин/

    Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s