Международный ПЕН клуб: освободить киргизского журналиста и правозащитника Азимджона Аскарова

Оригинал на сайте Международного ПЕН клуба.

Международный ПЕН клуб призвал власти Киргизии немедленно освободить журналиста и правозащитника Азимджона Аскарова и отказаться от всех выдвинутых против него обвинений.

askarov

Азимджон Аскаров занимался расследованием коррупции в Киргизии. Он был задержан во время межэтнического конфликта в июне 2010 года и был осужден пожизненно по обвинению в соучастии в убийстве и разжигании ненависти за его репортажи о насилии на этнической почве.

В марте 2016 года Комитет ООН по правам человека постановил, что А.Аскаров был задержан без оснований, подвергнут пыткам и жестокому обращению и не получил возможности подготовиться к защите. Ему также не оказывалась необходимая медицинская помощь для лечения тяжелых заболеваний. Ряд свидетелей защиты сообщили, что они подвергались запугиванию и угрозам в ходе судебного процесса.

Председатель комитета “Писатели в заключении” Международного ПЕН клуба Салил Трипаси заявил, что ПЕН рассматривает этот случай как еще одну попытку киргизских властей подавить свободу слова, и подчеркнул, что Международный ПЕН будет продолжать кампанию в поддержку А.Аскарова вплоть до его освобождения.

Advertisements

Речь писателя Михаила Шишкина, члена Швейцарского ПЕН клуба

Речь Михаила Шишкина на церемонии вручения премии Международного ПЕН-клуба “За свободу высказывания” (Oxfam Novib/PEN Awards for Free Expression) палестинскому поэту Ашрафу Файаду и индийской журналистке Малини Субраманиам.
Церемония прошла 19 января 2017 г. в Гааге.

Оригинал речи опубликован на сайте Международного ПЕН клуба.

%d1%88%d0%b8%d1%88%d0%ba%d0%b8%d0%bd

Нашему сыну три года. Мы повели его в художественный музей. Ходили по залам и искали на картинах великих мастеров собачек, кошек, птиц, лошадок. На одной картине было изображена беременная Дева Мария. Сын спросил, почему у нее такой большой живот. Я сказал, что там у нее ребеночек и он скоро родится. Мы пошли дальше. Через несколько залов сын побежал обратно – посмотреть, родился ли уже ребенок.

В 1968 году в знак протеста против советских танков в Праге на Красную площадь вышли несколько человек и развернули плакаты «За нашу и вашу свободу». Их тут же арестовали. Мне было тогда семь лет, и я ничего про это не знал. Ничего не узнала об этой акции и вся огромная страна. Судьбы этих людей были загублены, их ждали годы тюрьмы или психбольницы. После развала Советского Союза о них стали писать и снимать фильмы. Их акция стала символом сопротивления, а они сами – героями борьбы за свободу.

Когда открылись ненадолго архивы КГБ, выяснилось, что и другие люди в разных городах необъятной империи тоже протестовали в августе 1968-го и тоже оказались в тюрьмах, но об их протестах и загубленных судьбах вообще никто не слышал. Правозащитные организации на Западе о них ничего не знали, никто не требовал их освобождения. И потом о них не снимали кино и героями они не стали. Им не вручали премии, никто не чокался за их мужество на международных конгрессах ПЕНа. Слава мучеников им не досталась, их просто тихо и незаметно замучили.

Короткое время казалось, что эти смельчаки победили систему и их жертвы не были напрасными. Но победа оказалась иллюзией.

«11 сентября 2016 года ко мне пришел начальник колонии Коссиев с тремя сотрудниками. Они вместе начали меня избивать. Всего избивали за этот день четыре раза, били ногами. После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере. 12 сентября 2016 года пришли сотрудники, сковали мне руки за спиной и подвесили за наручники. Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы, и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса. Потом сняли с меня трусы и сказали, что сейчас приведут другого заключенного и он меня изнасилует, если я не соглашусь прекратить голодовку.»

Это отрывок из письма политзаключенного Ильдара Дадина, брошенного в тюрьму за то, что выходил в одиночку к Кремлю и протестовал против войны с Украиной, за «нашу и вашу свободу». На один из пикетов он вышел с плакатом: «Промолчи! А когда завтра придут за тобой – промолчит следующий».

Моя страна, заглотнув воздух в 90-е, опять нырнула в болото страха и молчания.

Потребности в свободе в человеке противостоит не менее сильная потребность в несвободе.

Для моего отца диссиденты, боровшиеся за свободу слова, были не героями, а предателями. Сам он в 17 лет пошел добровольцем на войну защищать родину. Его отца, моего деда, государство убило как «врага народа». Защищая отечество, рабы защищали рабский режим. Ничего нового. Дюренматт в своей пьесе о Древнем Риме сформулировал устами Ромула: „Когда государство начинает убивать людей, оно всегда начинает называть себя родиной“».

Тем, кто борется за свободу, приходится идти не только против репрессивного государства, но и против большей части его населения. Они борются за свободу своего народа, но этот народ в большинстве своем или считает, что они предатели, или, в лучшем случае, что их жертвы бессмысленны. Для тех, кто привык выживать, рассуждения о принципах построения гражданского общества так же актуальны, как правила сервировки праздничного стола для тех, кто стоит в очереди за бесплатным супом. Для большинства само понятие свободы слова дискредитировано и означает вседозволенность зла.

Большинство всегда уверено в своей мудрости и правоте. Мудрость большинства – это накопленный поколениями опыт выживания. Эта мудрость выживших звучит как обвинительный приговор: Погибнуть, защищая родину от врагов, спасти ребенка из горящего дома – это героизм, но кого спасаете вы? Зачем напрасно губить свою жизнь, рискуя свободой, теряя работу и друзей, если все равно ничего не изменится? А главное, жертвуя собой, вы приносите в жертву любимых людей! Кто вам дал право коверкать жизнь своим близким? Вы готовы умирать за то, чего нет – за слова. На одной чаше весов живые люди, которым вы нужны. На другой – слова: свобода прессы, гражданские права, соблюдение конституции. Неужели красивые слова важнее любимого человека? Так могут поступать только инфантильные романтики, у которых не развито чувство ответственности. Готовность умирать за красивые фразы – это затянувшийся юношеский максимализм. Вы фанатики! Вами движет энергия саморазрушения, вы не выросли, чтобы строить свой дом, сажать дерево, отдать ребенку свою любовь. Ведь это так важно – пойти в воскресенье с сыном в музей! Вы ради абстрактных идеалов отказываетесь от реальной жизни. Да вы просто решаете проблему спасения своей души! Ваше геройство – это эгоизм наизнанку. Разве это не эгоизм – спасать свою душу и губить свою семью? Вы просто биологическая аномалия, особая порода людей со сниженным инстинктом самосохранения, это научно доказано! Просто есть тип человека с остро выраженной потребностью стать жертвой. Такие ищут сладость в мученичестве, это всепоглощающая страсть, сильнее любого наркотика. Таких хлебом не корми, дай взойти на эшафот. Позволяя унижать себя, вы чувствуете собственное моральное превосходство. Вы ощущаете себя избранными, лучшими. И только не говорите, что сделали это для нас! Вас об этой жертве никто не просил! А главное, вы – наивны. Верить в то, что на грешной земле восторжествуют свобода, честь, доброта – это все равно, что верить в чудо. Разве можно пустить жизнь под откос за веру в слова, за веру в то, что чудо возможно?

Страх – источник жизни, он также естественен, как дыхание или прием пищи. Это инстинкт выживания. Те, кто жертвует собой за принципы, восстают против самой природы. Для них смысл жизни не в выживании, а в сохранении человеческого достоинства.

Когда Борису Пастернаку в тридцатые годы принесли на подпись письмо с требованием расстрела «врагов народа», беременная жена валялась у него в ногах, умоляя, чтобы он подписал – ради ребенка. Он сказал: «Если я подпишу, я буду другим человеком. А судьба ребенка от другого человека меня не волнует».

Это не героизм, это что-то другое. Невозможность перестать быть собой.

За месяц до своей гибели Борис Немцов сказал в интервью: «Каждый должен сам для себя решить, готов он к рискам или нет. Могу сказать лишь про себя. Я счастлив, что могу говорить правду, быть самим собой и не пресмыкаться перед жалкими, вороватыми властями. Свобода стоит дорого».

Эти люди – не жертвы. Они каждый раз осознанно выбирают себе свободу. Сколько раз имея возможность отказаться от себя, они всегда сами делали свой выбор, даже если выбирали тюрьму и смерть. Они – самые свободные люди.

Элиас Канетти однажды спросил: «Найдется ли среди тех, кто строит свое безмятежное, надежное, покойное академическое существование на жизни писателя, проведшего свою жизнь в нищете и отчаянии, хоть один, которому стыдно?»

У меня ощущение, что все они – и те, кто вышел в 68-м на Красную площадь, и Анна Политковская, и Борис Немцов, и Ашраф Фаядх, и Малини Субраманиам, и многие-многие другие спрашивают нас всей своей жизнью: вам не стыдно?

Эти люди – неудобны, как совесть. Эти люди и их судьбы – живой укор каждому.

Мне стыдно.

Именно потому, что нельзя выразить благодарность и признание всем им, известным и неизвестным, нужно сделать это для конкретных людей, и в лице палестинского поэта и индийской журналистки наше признание, восхищение и благодарность получают все те, кто выходил, выходит и всегда будет выходить на площадь «за нашу и вашу свободу», как бы опасно это ни было. Это благодарность тысячам и тысячам прекрасных мужественных людей, даже если мы никогда не узнаем всех их имен.

«Семь человек на Красной площади — это, по крайней мере, семь причин, по которым мы уже никогда не сможем ненавидеть русских», – написал один чешский журналист о демонстрантах 68-года. Продолжая свою борьбу, даже без надежды на победу, такие люди во все времена и в любой стране делают очень важное дело: они спасают честь своего народа и честь всего человечества. Своей борьбой они оправдывают существование всех нас на этой земле. Они делают это для того, чтобы доказать, что ценности, за которые они страдают – настоящие. Они делают это из любви к жизни. Они это делают для того, чтобы кто-то мог – за них – пойти в воскресенье с детьми в музей, и чтобы мы верили в чудо.

Я снова пойду с сыном в тот музей. Вдруг ребенок родился?

Речь Дженнифер Клемент, Президента Международного ПЕН-клуба на совместной церемонии присуждения премий Oxfam Novib и PEN за свободу высказывания (Гаага, январь 2017)

Оригинал речи опубликован на сайте Международного ПЕН клуба.

jennifer-clement

После того, как в 2006 году Анна Политковская была убита в лифте в подъезде своего дома в Москве, в ее компьютере нашли текст. Она, по всей видимости, написала его к какому-то мероприятию – к митингу солидарности или к церемонии награждения, где Анну собирались чествовать за личную храбрость. Вот конец этой речи:

«Мне мерзка царствующая идеология: “наши” – “не наши”, “свои” – “чужие”.  Если “наш” журналист – то это награды, почет, может, и в Думу пригласят. Именно пригласят – не изберут. У нас нет выборов в парламент – в привычном понимании слова, с борьбой за голоса, с представлением программ, с дебатами. У нас вызывают в Кремль тех, кто в доску “наш”, – и “оказывают честь”: зачисляют в партию Единая Россия со всеми вытекающими последствиями. Если журналист “не наш”, “чужой”, это гарантированное изгойство.

Так что же я, подлая, делала? Я лишь только писала то, чему была свидетелем. И больше ничего».

Мы прочитали этот текст на заключительной церемонии Международного конгресса ПЕН-клуба три месяца назад – в память об Анне Политковской, в десятую годовщину ее убийства. Так, даже не присутствуя рядом с нами, Анна, писавшая правду, остается нашим проводником в этом мире пост-правды. Во времена пропаганды мы все должны снова и снова требовать правды. И Политковская права: в мире, где есть разделение на своих и чужих, правда процветать не может.

Истины открываются благодаря обсуждениям,  обмену мнениями, спорам и взрослению. Свобода высказывания означает свободу не соглашаться, придерживаться спорных точек зрения, признавать сложность противоречий между людьми и не делить их на черное и белое. Это значит иметь смелость признавать собственные ошибки и сознавать свои привилегии, понимать, когда стоит молчать, когда стоит слушать и впитывать, поддерживая и усиливая тем самым голоса других.

Три года назад, когда только началась агрессия России против Украины, еще до оккупации Крыма, тогдашний вице-президент российского ПЕН Центра, Людмила Улицкая, поехала в Киев – встретиться с украинскими авторами. Именно тогда она заявила, что российские писатели хотят поддерживать дружеский диалог со своими украинскими коллегами, потому что всех их роднит сопротивление авторитарным режимам и вера в свободу слова, писательского слова.

Мы – международная ассоциация писателей, и мы всегда должны задаваться вопросом: какова роль литературы, роль слов во времена противостояний?

Приехав в Украину, Людмила Улицкая сказала: «Слова – единственный способ, который у нас есть для построения смыслов и отражения действительности. Российские власти теперь используют слова, чтобы разрушать смыслы. И это, безусловно, преступление против культуры».

Лев Рубинштейн, видный член Русского ПЕНа, сказал так:  «Мы живем в ситуации лингвистической катастрофы. И риторика официальной пропаганды ярко об этом свидетельствует».

Людмила Улицкая была вынуждена покинуть Русский ПЕН  в начале 2015 года, а за последние несколько недель Лев Рубинштейн и чудесная Светлана Алексиевич отказались от членства в Русском ПЕН Центре после того, как их призывы освободить режиссера Олега Сенцова были отвергнуты исполкомом Русского ПЕНа.

Мы должны восхищаться отвагой этих писателей, которые продолжают отстаивать свободу слова перед лицом бесчисленных трудностей. Для свободы слова в России наступило трудное время, надо прикладывать много усилий, чтобы проложить дорогу для правды, той правды, которая помогает защитить писателей и поборников свободы слова, находящихся в опасности и в тюрьме. Таких, как режиссер Олег Сенцов, отбывающий в настоящее время двадцатилетний срок в Сибири. Сегодня мы поддерживаем членов Русского ПЕНа, которые обратились к президенту Владимиру Путину с  просьбой о помиловании Сенцова. Президент Путин, с этой сцены я как Президент Международного ПЕН клуба прошу вас освободить Сенцова, чтобы он мог возвратиться к своей семье – домой в Крым. Для меня будет большой честью пригласить его на наш следующий Международный конгресс, который состоится в сентябре этого года в Украине.

Сегодня особый день – мы выражаем наше уважение тем, кто возвышает свой голос. В этот день надо прислушаться к голосам из прошлого – таким как Анна Политковская и один из лауреатов этой премии Грант Динк, который ровно десять лет назад был расстрелян около редакции его газеты в Стамбуле. Надо прислушаться к словам наших друзей и коллег, которые вдохновляют нас здесь и сейчас. А еще сегодня – время радоваться, что мы можем читать произведения тех писателей, которых мы сегодня награждаем, время делиться их книгами и обретать силы благодаря их словами и труду. Поэтому я с удовольствием прошу вас поприветствовать вместе со мной не просто великого писателя, а еще и истинного защитника свободы слова – Михаила Шишкина.

(перевод с английского Ольги Варшавер)

Заявление в защиту Александра Бывшева

Опубликовано на Кольта.ру

%d0%b1%d1%8b%d0%b2%d1%88%d0%b5%d0%b2

Мы, писатели, поэты, журналисты, переводчики, более двух лет назад подписавшие заявление в связи с признанием экстремистским стихотворения Александра Бывшева «Украинским патриотам», вынуждены сделать новое заявление.
30 сентября 2016 г. против учителя, автора двух стихотворных сборников Александра Бывшева заведено еще одно уголовное дело по статье 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды) по факту публикации стихотворения “На независимость Украины”, которое в феврале 2015 из социальных сетей попало в украинские СМИ. Как и два с половиной года назад, мы считаем себя обязанными заявить: в настойчивом преследовании школьного учителя, имеющего на иждивении пожилых родителей-инвалидов, уже лишившегося работы, средств к существованию и даже возможности получать помощь от друзей (его банковские счета заморожены), мы видим неправомерное применение закона об экстремизме. Среди подписавших это обращение люди разных политических взглядов. Мы не оцениваем позицию Бывшева и художественные достоинства его стихов. Мы лишь констатируем: Бывшев подвергается уголовному преследованию за литературные тексты. А подобный подход к литературному творчеству прямо противоречит статье 29 Конституции РФ и статье 19 Всеобщей декларации прав человека.
Мы рассматриваем “Дело Бывшева” как опасный случай преследования человека, вся вина которого лишь в том, что он публично выразил свои общественные и политические симпатии. Требуем немедленного прекращения уголовного дела против Александра Бывшева.

Мы благодарны коллегам, которые присоединились к нашему письму,
и приводим общий список подписавшихся:
Константин Азадовский
Александр Архангельский
Нуне Барсегян
Леонид Бахнов
Михаил Берг
Татьяна Бонч-Осмоловская
Марина Бородицкая
Алла Боссарт
Сергей Бунтман
Алина Витухновская
Марина Вишневецкая
Владимир Войнович
Татьяна Вольтская
Мария Галина
Алиса Ганиева
Варвара Горностаева
Наталья Громова
Денис Гуцко
Виталий Диксон
Александр Долинин
Ольга Дробот
Ольга Дунаевская
Евгений Ермолин
Виктор Есипов
Георгий Ефремов
Александр Иличевский
Геннадий Калашников
Тимур Кибиров
Николай Кононов
Сергей Костырко
Геннадий Красухин
Григорий Кружков
Сергей Кузнецов
Майя Кучерская
Наталья Мавлевич
Алексей Моторов
Антон Нечаев
Валерий Николаев
Григорий Пасько
Сергей Пархоменко
Александр Подрабинек
Ольга Седакова
Борис Соколов
Наталия Соколовская
Владимир Сотников
Татьяна Сотникова (Анна Берсенева)
Любовь Сумм
Людмила Улицкая
Андрей Чернов
Владимир Шаров
Аркадий Штыпель
Валерий Шубинский
Сергей Яковлев

СПИСОК ЧЛЕНОВ РУССКОГО ПЕН-ЦЕНТРА, вышедших из его состава

C 2015 года по настоящий день, 21 января 2017 года, Русский ПЕН покинули 59 человек: Борис Акунин, Светлана Алексиевич, Александр Архангельский, Дмитрий Бавильский, Нуне Барсегян, Леонид Бахнов, Михаил Берг, Татьяна Бонч-Осмоловская, Ольга Варшавер, Мария Ватутина, Владимир Войнович, Сергей Гандлевский, Алиса Ганиева, Александр Гельман, Катерина Гордеева, Кристина Горелик, Варвара Горностаева, Юлий Гуголев, Виталий Диксон, Денис Драгунский, Ольга Дробот, Виктор Есипов, Наталья Иванова, Александр Иличевский, Игорь Иртеньев, Геннадий Калашников, Нина Катерли, Тимур Кибиров, Сергей Костырко, Майя Кучерская, Наталья Мавлевич, Андрей Макаревич, Владимир Мирзоев, Алексей Моторов, Владимир Мощенко, Павел Нерлер, Марина Палей, Григорий Пасько, Григорий Ревзин, Лев Рубинштейн, Мария Рыбакова, Зоя Светова, Ольга Седакова, Борис Соколов, Владимир Сорокин, Владимир Сотников, Татьяна Сотникова (Анна Берсенева), Любовь Сумм, Ирина Сурат, Лев Тимофеев, Ольга Тимофеева, Людмила Улицкая, Эдуард Успенский, Борис Херсонский, Олег Хлебников, Алла Шевелкина,
Виктор Шендерович, Виктор Ярошенко, Ирина Ясина.

Из-за несогласия с политикой руководства из состава Исполкома вышли:
Евгений Бунимович
Евгений Сидоров

Снял с себя полномочия вице-президента
Александр Городницкий

Исполком вынес строгое предупреждение
Марине Вишневецкой

Исключен решением Исполкома
Сергей Пархоменко

Исключен решением Исполкома сроком на 1 год
Григорий Петухов

Заявление Посольства Республики Польша в Москве

По сообщению Польского ПЕН центра, Посольство Республики Польша в Москве выступило со следующим заявлением:

В связи с показом 11 января 2017 года по России 24 репортажа „Учебники польского языка оказались пособиями по гомосексуализму”, Посольство РП в Москве заявляет:
1. Учебник „Прогулки по современной польской литературе” – о котором говорится в репортаже – это научное издание, сборник статей о разных явлениях и тенденциях, наблюдаемых в польской литературе. В силу аналитического характера содержания учебника, он предназначен, главным образом, для академической среды.
2. Глава „Польская гомосексуальная проза после 1989 года”, как и остальные анализируют некое явление с научной точки зрения. Статья имеет нейтральный характер; в ней отсутствует вульгарные и непристойные элементы, в целом она не относится к сексуальному поведению.
3. В репортаже преподносится неверная информация, будто в учебнике „Прогулки по современной польской литературе” приведено стихотворение „Первая фотография Гитлера” Виславы Шимборской. Во-первых, этого стихотворения нет в данной публикации. Во вторых, „Первая фотография Гитлера” – пример антифашистского произведения, в котором поэтесса использует свойственные ей стилистические приемы – иронию и парадокс.
В связи с вышеуказанным, Посольство РП в Москве выражает удивление и сожаление по тому факту, что объектом обвинений в «прославлении» Адольфа Гитлера стала выдающаяся польская писательница, лауреат Нобелевской премии. Глубокое разочарование вызывает и то, что в российских СМИ признанное в мире творчество В. Шимборской стало предметом некомпетентных комментариев и непродуманных нападок. Хотелось бы также отметить, что информация репортажа Россия 24 недобросовестна, а упреки, якобы учебник пропагандирует гомосексуализм, безосновательны.

Открытое письмо в защиту Юрия ДМИТРИЕВА (Письмо восьмидесяти семи)

Опубликовано на сайте Санкт-Петербургского ПЕН клуба

КО ВСЕМ ОРГАНИЗАЦИЯМ РФ, СЧИТАЮЩИМ СЕБЯ ЧАСТЬЮ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Копия: Прокурору Республики Карелия Карену Карленовичу Габриеляну
Мы, писатели, журналисты и гражданские активисты, выражаем протест против ареста историка, правозащитника, председателя Карельского отделения Всероссийского общества «Мемориал» Ю.А.Дмитриева.

Юрий Алексеевич Дмитриев много лет занимался поиском мест погребений репрессированных, лагерных кладбищ БелБалтЛага, Соловецкого Лагеря Особого Назначения и др. Он – редактор-составитель Книг памяти, секретарь Петрозаводской комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, один из создателей мемориальных комплексов «Сандармох», «Красный бор», мемориального кладбища на Секирной горе.

В декабре 2016 года Ю.А.Дмитриев был задержан по обвинению в изготовлении и распространении детской порнографии, суд арестовал его на два месяца.

Обвинение основано на фотографиях из медицинского «Дневника здоровья» его приемной дочери. В этом нам видятся явные признаки провокации. Мы полагаем, что арест Ю.А.Дмитриева – политически мотивированное преследование с целью опорочить его доброе имя, остановить его правозащитную деятельность и деятельность общественной организации, которую он возглавляет.

Мы протестуем против развязанной в СМИ кампании по шельмованию Ю.А.Дмитриева.

Требуем изменить меру пресечения.

Требуем профессионального независимого расследования.

Просим общественные организации, считающие себя частью гражданского общества, поддержать наше письмо и выразить протест против преследования Ю.А.Дмитриева.
Виктория Андреева, Нина Аршакуни, Петр Аршакуни, Нуне Барсегян, Леонид Бахнов, Николай Беляк, Михаил Берг, Александр Бобров, Марк Борнштейн, Валерий Брайнин, Наталия Введенская, Юлия Вишневская, Борис Вишневский, Павел Вишняков, Алиса Ганиева, Александр Гельман, Владимир Глотов, Андрей Годунов, Ада Горбачева, Петр Гринфельд, Гасан Гусейнов, Павел Гутионтов, Виталий Диксон, Денис Драгунский, Владимир Дыбо, Евгений Ермолин, Виктор Есипов, Алексей Захаренков, Марина Захаренкова, Наталья Иванова, Геннадий Калашников, Дмитрий Караулов, Диана Качалова, Игорь Клямкин, Александр Кобринский, Дмитрий Конрадт, Сергей Костырко, Владимир Костюшев, Ольга Крокинская, Мария Кронгауз, Григорий Кружков, Павел Кудюкин, Игорь Курляндский, Анатолий Курчаткин, Ольга Лабас, Наталья Мавлевич, Анна Макарова, Сергей Махотин, Григорий Михнов-Вайтенко, Акрам Муртазаев, Максим Ненарокомов, Сергей Николаев, Григорий Пасько, Андрей Никитин-Перенский, Сергей Пархоменко, Николай Подосокорский, Нина Попова, Олег Пшеничный, Леонид Романков, Лев Рубинштейн, Михаил Рыжов, Юлий Рыбаков, Адриан Селин, Наталия Сивохина, Александр Слободской, Владимир Сотников, Татьяна Сотникова (Анна Берсенева), Диляра Тасбулатова, Сергей Таск, Лев Тимофеев, Людмила Улицкая, Марк Урнов, Андрей Усов, Александр Федута, Ирина Флиге, Игорь Харичев, Олег Хлебников, Андрей Чернов, Сергей Шаров-Делоне, Галина Шашанова, Лилия Шевцова, Лев Шлосберг, Лев Щеглов, Татьяна Щербина, Елена Якович, Сергей Яковлев, Эдуард Якушин, Михаил Яснов.

17 января 2017 года


Среди подписавших:

Писатели: Андрей Алексеев, Алиса Ганиева, Лев Тимофеев, Людмила Улицкая, Нуне Барсегян, Алиса Ганиева, Александр Гельман, Леонид Бахнов, Гасан Гусейнов, Виталий Диксон, Денис Драгунский, Евгений Ермолин, Виктор Есипов, Наталья Иванова, Геннадий Калашников, Нина Катерли, Сергей Костырко, Геннадий Красухин, Григорий Кружков, Анатолий Курчаткин, Павел Литвинов, Наталья Мавлевич, Сергей Махотин, Максим Ненарокомов, Николай Подосокорский, Лев Рубинштейн, Наталия Сивохина, Владимир Сотников, Анна Берсенева, Диляра Тасбулатова, Сергей Таск, Лев Тимофеев, Людмила Улицкая, Игорь Харичев, Олег Хлебников, Андрей Чернов, Татьяна Щербина, Сергей Яковлев, Михаил Яснов.

Журналисты: Акрам Муртазаев, Леонид Бахнов, Павел Гутионтов, Диана Качалова, Сергей Пархоменко, Олег Пшеничный.

Правозащитники: Павел Литвинов, Павел Кудюкин, Григорий Пасько, Юлий Рыбаков, Александр Федута, Сергей Шаров-Делоне.

Политики: Борис Вишневский, Дмитрий Караулов, Александр Кобринский и Лев Шлосберг.

Политологи: доктор исторических наук Лилия Шевцова, доктор политических наук Марк Урнов, доктор философских наук Игорь Клямкин, кандидат филологических наук Александр Федута.

Доктор исторических наук Адриан Селин и кандидат исторических наук Игорь Курляндский, доктор социологических наук Ольга Крокинская, доктора филологических наук Александр Бобров и Сергей Николаев (лингвист), академик РАН лингвист Владимир Дыбо (его имя полвека назад стояло под письмом в защиту Андрея Синявского и Юлия Даниэля).

Руководитель Петербурского НИЦ «Мемориал» Ирина Флиге.

Директор музея Ахматовой Нина Попова.

Издатели Алексей и Марина Захаренковы, Андрей Никитин-Перенский.

Кинорежиссеры-документалисты Александр Слободской и Елена Якович.

Театральные режиссеры Николай Беляк и Марк Борнштейн.

Епископ Апостольской Православной Церкви Григорий Михнов-Вайтенко.