ЛЮДМИЛА УЛИЦКАЯ О КРИЗИСЕ В РУССКОМ ПЕН-ЦЕНТРЕ

ludmilaulitskaya

Опубликовано на Colta.ru  текст: Любовь Сумм  фото: © Getty images

— Что такое ПЕН-центр как международная организация? Насколько активно он действует? Имеет ли в самом деле смысл объединять пишущих людей или творческие личности не могут «петь в хоре» и эффективнее действуют в одиночку?

— Существует проблема социальности. Есть множество вещей, которые с самых ранних времен человеческой истории удобнее делать не в одиночку. Человеческая коммуникация во всем ее разнообразии — наш видовой признак. Нет ровным счетом ничего плохого в профессиональных сообществах. Но здесь есть и глубокий внутренний парадокс: группой людей легче управлять, чем разрозненными одиночками. Самый яркий пример — Союз писателей СССР. Сильная власть слепила монолит, и монолит этот был самоуправляемым: даже если не учитывать времена репрессий, когда писатели в России были уничтожены сотнями, Союз писателей дружно и почти единодушно поддерживал и запрет на профессию, объявленный Ахматовой и Зощенко, и исключение из писательской организации Пастернака, и много других интересных историй. Советский писатель — интереснейший феномен. И драматичный, и порой комический. И это — наша история, которая во многом еще не осмыслена. «Хоровое пение» — главный жанр Союза писателей.

Международный ПЕН был задуман как клуб, и единственная цель, которую он преследовал, — расширение свободы слова, права писателя (а при распространении интернета каждый желающий становится писателем!) на высказывание.

В России ПЕН унаследовал структуру и отчасти идеологию Союза писателей СССР, и сегодняшняя проблема ПЕНа связана именно с этим. Ну и, конечно, есть еще один подводный камень, о который разбивается Русский ПЕН-центр: привычка старых советских писателей, каких немало в рядах ПЕНа, получать какие-то бенефиты от государства. В то время как ПЕН — как раз такое объединение, которое ничего не дает его членам, а, напротив, забирает — время, силы, внимание… И не для получения каких-то привилегий от власти, а во имя защиты прав и свобод пишущих слова людей организован Международный ПЕН-клуб. Клуб, подчеркиваю, клуб! Работа это добровольная, бескорыстная, общественно полезная… Можно за эти права и свободы бороться в одиночку, можно с помощью организации… И все.

— Важен ли голос ПЕНа сейчас в нашей стране?

— Нет, сегодня существует несколько правозащитных и благотворительных организаций, которые работают более эффективно. Например, общество «Мемориал».

— Почему те, кто сейчас выходит из ПЕНа, держались вот уже два года, хотя их многое возмущало? Чем дорог людям ПЕН? Налагает ли членство в ПЕНе какие-то обязательства?

— Мне трудно говорить в этом случае о реакции других людей, проще — о себе. Конфликт, который зрел внутри организации, вырвался на поверхность на перевыборном собрании. Я, чувствуя себя отчасти ответственной за возникновение этого конфликта, вышла из ПЕНа годом раньше, потому что стихия борьбы за влияние и власть — не моя стихия.

Внутри ПЕНа произошла полная бюрократизация по образцу старосоветскому. Мне казалось, что надо привлечь в ПЕН более молодых людей, которые не несут на себе эти старосоветские «родимые пятна». Мне казалось, что Русский ПЕН-центр может стать более живой и действенной организацией. Перевыборное собрание показало глубину катастрофы. Хочется надеяться, что в конце концов произойдет некоторое очищение и ПЕН русский войдет в международный как равный партнер, как организация, способная отстаивать право на свободу слова, а не право на свободу кухонных перебранок…

Я полагаю, что членство в ПЕНе все же налагает кое-какие обязательства — быть независимым от мнения начальства и не подчиняться слепо последнему постановлению ЦК КПСС или любой другой идеологической организации.

— Считали ли вы себя обязанной что-то делать в 2014 году как член ПЕНа? Каким вы хотели видеть ПЕН?

— Да, я считала, что Русский ПЕН должен выступать в защиту Савченко, Сенцова, узников «Болотного дела». Но мне было предъявлено обвинение, что я «политизирую» ПЕН, что он является организацией «правозащитной, но не политической». А по моему представлению, правозащитная организация не может быть аполитичной. Просто по той причине, что наступление на права человека, наступление на права писателя — политический процесс, которому надо противостоять. Для общественного блага…

— Есть ли замена ПЕНу в виде дружеского круга или виртуального сбора подписей, клуба, «частного мнения»?

— Да, вне всякого сомнения. Так оно и происходит.

— Каков опыт ПЕНа в нашей стране? Удалось ли ему что-то сделать правозащитное?

— Да, в предшествующее десятилетие ПЕН принимал участие в защите людей, которым были предъявлены надуманные обвинения, и в нескольких случаях достигал результатов.

— Что такое «призыв Улицкой», о котором упоминали Александр Иличевский и Варвара Горностаева? Каких людей вы призывали — по принципу возраста, таланта или готовности работать именно в правозащитной организации?

— Призыв мой заключался в том, чтобы молодые литераторы вступали в ПЕН и чтобы та «геронтологическая ситуация», которая сложилась в последние годы в ПЕНе, слегка освежилась за счет новых членов. И хотелось бы, чтобы эти «новые молодые» обладали и талантом, и готовностью работать в правозащитной организации. Меня впоследствии упрекали в том, что прием новых членов проходил с нарушением устава. Я действительно не знала, что ни президент ПЕНа, ни вице-президент по существующему уставу не имели права давать рекомендации. Я давала рекомендации. Но это положение устава ни на чем не основано. Думаю, что устав надо в будущем пересмотреть, чтобы убрать из него несколько необоснованных положений, а заодно и обеспечить ротацию исполкома и самой президентской должности.

— Правозащитная деятельность ПЕНа — она в чем? В создании определенных текстов, участии во встречах, совместных культурных проектах? Одна из заповедей Голсуорси — бороться за мир. Как?

— Да, и в создании текстов тоже. И в организации встреч и совместных культурных проектов. Я очень рада, что нам удалось с помощью спонсоров издать несколько книг, восстанавливающих русско-украинский культурный диалог: сборник рассказов украинских писателей, сборник интервью 2014 года, собранный журналисткой Викторией Ивлевой, фейсбучную, очень яркую, книгу свидетельницы боевых действий на Востоке Украины, блестящую книгу «Словарь перемен» Марины Вишневецкой, посвященную процессам, которые произошли с русским языком в течение одного 2014 года, года войны. Кажется, уже вышла книга о русско-украинской истории, созданная в рамках этого же проекта. Она написана совместно историками из России и Украины. Восстановление культурного пространства — это и есть тот вид борьбы за мир, который доступен писателям.

— Ваш опыт «призыва Улицкой». Вы надорвались? Почувствовали разочарование в любой форме организации? Порадовались возможности людей работать вместе? (Другое, как говорится в анкетах.)

— Разочарований было немало. Главное разочарование — в себе. Я оказалась слишком высокомерна и брезглива. Я не приняла предлагаемый уровень дискуссии и немедленно устранилась без объяснений и без боя. Я ввела в заблуждение уважаемых и любимых людей. Я и сама разочарована в некоторых людях, которые прежде вызывали у меня уважение.

С другой стороны, я узнала многих людей с их самых лучших сторон. Я увидела и бескорыстие, и живую совесть, и чувство собственного достоинства, и талант, и добросовестность.

И мне стыдно перед всеми этими людьми, что я не смогла разделить с ними их труды и капитулировала раньше многих. И прошу у них всех прощения за слабость.

 

Advertisements

Вышедшие из Русского ПЕН Центра

На последние три дня Русский ПЕН-центр покинули: Лев Рубинштейн, Александр Иличевский, Борис Акунин, Светлана Алексиевич, Ольга Седакова, Тимур Кибиров, Эдуард Успенский, Варвара Горностаева, Алексей Моторов, Нина Катерли, Татьяна Бонч-Осмоловская, Юлий Гуголев, Катерина Гордеева, Павел Нерлер, Геннадий Калашников, Григорий Пасько, Ольга Варшавер, Мария Ватутина, Ольга Дробот, Михаил Берг, Наталья Иванова, Александр Гельман, Виталий Диксон, Виктор Есипов, Андрей Макаревич, Владимир Сорокин, Леонид Бахнов, Мария Рыбакова, Кристина Горелик, Майя Кучерская.

Евгений Сидоров и Евгений Бунимович вышли из состава исполкома.

Ранее из-за несогласия с политикой руководства ушли Сергей Костырко, Игорь Иртеньев, Лев Тимофеев, Людмила Улицкая, Наталья Мавлевич, Владимир Мирзоев, Любовь Сумм, Ирина Ясина, Ольга Тимофеева, Зоя Светова, Ирина Сурат, Борис Херсонский, Нуне Барсегян, Григорий Ревзин, Виктор Шендерович, Владимир Войнович, Сергей Гандлевский, Дмитрий Бавильский.

О прекращении всяческих отношений с ныне действующим Исполкомом Русского ПЕН-центра как неправомочным (нелегитимным) органом объявил Санкт-петербургский ПЕН Клуб.

Афиша недели: 28 марта – 3 апреля

28 марта, 19.00. Тель-Авив

Максим Кронгауз выступит в книжном магазине בבל / Бабель, по адресу Yona HaNavi 46

30 марта, 15.30. Москва

580400_995895183780730_2305978321915033350_n
Ольга Варшавер в гостях у Детского зала Библиотеки иностранной литературы
Пожалуйста, не забудьте подтвердить ваше участие по телефону 8-495-915-72-81. Число мест в зале ограничено.

31 марта. 19.00. Москва

9189_1164766853556523_3065231294223049322_n
Культурный центр “Покровские ворота”
Встреча с Людмилой УЛИЦКОЙ. Разговор пойдет о современной литературе и о уже многим полюбившимся романе «Лестница Якова».

1 апреля, 17.00. Москва
Российская государственная детская библиотека
Марина Бородицкая, Александр Тимофеевский, Марина Вишневецкая, Марина Москвина читают стихи для детей

Вышел в свет 16 номер литературного сборника “Стороны света”

StoronaSveta16
Содержание:
ОТ РЕДАКТОРА
ПОЭЗИЯ-I

Денис Новиков. ПРИШЕЛЕЦ. Публикация Юлианы Новиковой. Cоставитель: Феликс Чечик

Феликс Чечик. ПОЙДИ ПОПРОБУЙ ОБЪЯСНИ

Гали-Дана Зингер. ПЕСЕНКИ О ЛЮБВИ И СМЕРТИ

Марк Зильберштейн. НОЧНОЙ ПЕЙЗАЖ С ПУТНИКОМ

Катя Капович. ЧЕРНОСТОП

Евгений Морозов. ПОГАДАЙ ПО ПАЧКЕ СИГАРЕТНОЙ

Антон Нечаев. Я – ВНЕ

ИСКУССТВО ПЕРЕВОДА

Гомер в переводах Григория Стариковского
«Одиссея» 12.39-110

Три израильских поэта в переводах с иврита Гали-Даны Зингер
Меир Визельтир
Рони Сомек
Аги Мишоль

Ури Цви Гринберг (1896-1981) в переводах Евгения Дубнова

Йован Зивляк в переводах с сербского Лилии Белинькой

Переводческая премия «Компас»: русская поэзия по-английски
Compass-2013: Мария Петровых
Compass-2014: Арсений Тарковский

ПРОЗА

Борис Крижопольский. ДВА РАССКАЗА. Базилик. Запертый сад

Сергей Ледовских. БАБСКИЕ СКАЗКИ

ПОЭЗИЯ-II

Марина Гарбер (ЛЮБОВЬ)

Евгений Ракович НОВОСЕЛЬЕ ОТЦА

Дана Голина ФУНИКУЛЁР НА ROOSEVELT ISLAND

Михаил Рабинович ОБОРОТНАЯ СТОРОНА

Марина Эскина СПАСИБО ЗА УГЛЕРОД, КИСЛОРОД, АЗОТ

Борис Колымагин ГЛАЗА ПУРГИ

Иван Белецкий ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ

Анна Голицына ИЮЛЬ 14-ГО

IN MEMORIAM

ПО РЕКЕ-РЕКЕ ДО УСТЬЯ. Наталья Евгеньевна Горбаневская (1936–2013)
Людмила Улицкая. ПОДРУГИ
Григорий Кружков. ПИСЬМО
Наталья Горбаневская. ВАРИАЦИЯ НА МОТИВ БАЧИНСКОГО
Ирина Машинская. «И НЕ СДАВАЙСЯ…»

БОГУ – СВЕЧКА, СПИЧКА – МНЕ. Инна Львовна Лиснянская (1928–2014)
Инна Лиснянская. ПИСЬМА ДОЧЕРИ. СТИХИ ОДНОГО ДНЯ Составление, предисловие и публикация Елены Макаровой

ЭТО ТОЖЕ ОДНА ИЗ СВОБОД. Самуил Аронович Лурье (1942–2015)
Дина Гусейнова. ЗАЧЕМ – СЕЙЧАС: В ПОИСКАХ С.ГЕДРОЙЦА

ПОРТРЕТЫ

ИРИНА НИНОВА (1958–1994)
Мария Карп. Памяти Ирины Ниновой
Из Послесловия Самуила Лурье к «Автобиографии Алисы Б.Токлас»Гертруды Стайн в переводе Ирины Ниновой

РУДОЛЬФ ОЛЬШЕВСКИЙ (1938–2003)
Станислав Рассадин. Ожидается жизнь
О книге Рудольфа Ольшевского «Полночный звонарь»
Рудольф Ольшевский. Стихи. Публикация Вадим Ольшевского

АНАСТАСИЯ ХАРИТОНОВА (1966–2003)
Анастасия Харитонова. Стихи. Предисловие, составление и публикация Григория Марговского

СТЕПАН ГОНЧАРОВ (1952–2015)
Степан Гончаров. Стихи. Составление и публикация И.Машинской
Ирина Машинская. Элегия Степану

ВОСПОМИНАНИЯ
Лиля Панн. ЮЛИЙ (О Ю.М. Даниэле)
Поэль Карп. НА ХОРОШЕВСКОМ ШОССЕ (О М.С.Петровых)

ЭНКОМИЙ
Владимир Марамзин. ПОЭЛЬ-90

ЭССЕ И СТАТЬИ
Вилли Мельников. СТИХО-ОТВОРЕНИЕ
Ольга Назарова. 100 ВИДОВ НА ГОРУ ФУДЗИ

Обращение членов Русского ПЕН-центра

Обращение членов Русского ПЕН-центра

Уважаемые коллеги!
С прошлого года в Русском ПЕН-центре длится конфликт, возникший из-за принципиальной разницы в понимании правозащитной и общественной позиции ПЕН-центра. Результатом этого конфликта стал выход из ПЕН-центра известных литераторов, в том числе Людмилы Улицкой, Игоря Иртеньева, Льва Тимофеева, Натальи Мавлевич, Любови Сумм, Ольги Тимофеевой, Зои Световой, Ирины Сурат, Сергея Костырко, Бориса Херсонского, Нуне Барсегян, Григория Ревзина. Суть конфликта заключается в том, что часть членов ПЕН-центра, включая нынешний Исполком и Дирекцию, выбрала нейтрально-безличную позицию по отношению к российской власти, в то время как другая часть понимает, что в атмосфере подавления свободы слова необходимо говорить от собственного лица, оставаясь верными ценностям, провозглашенным Хартией Международного ПЕН-клуба:
ПЕН решительно выступает за свободу печати и против произвольного применения цензуры в мирное время. ПЕН считает, что необходимое продвижение человечества к более высоким формам политической и экономической организации требует свободной критики правительств, органов управления и политических институтов.
Разница позиций приводит к хорошо заметной дискриминации в деятельности Русского ПЕНа и нарушению основных принципов демократии внутри нашей организации: с одной стороны, Исполком составляет аморфные, анонимные и зачастую стилистически безграмотные заявления и публикует их без согласования с другими членами организации на главной странице сайта от лица всего состава ПЕНа. С другой стороны, заявления, под которыми стоят подписи нескольких десятков, а порой ста и более членов Русского ПЕНа, оказываются в рубрике «Частное мнение» как письма, не выражающие официальную позицию Русского ПЕНа. Напомним, о каких документах идет речь:
30.10.2015. ОСТАНОВИТЬ ПОГРОМ БИБЛИОТЕКИ УКРАИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В МОСКВЕ (заявление подписали около 130 членов ПЕНа, http://www.penrussia.org/new/2015/5775)
12.11.2015. Совместное заявление членов ВИО и Русского ПЕН-центра в поддержку ПЦ «Мемориал» (заявление подписали около 100 членов ПЕНа, http://www.penrussia.org/new/2015/5938)
17.12.2015. ПРЕКРАТИТЬ «ДЕЛО УКРАИНСКОЙ БИБЛИОТЕКИ (заявление подписали более 50 членов ПЕНа,http://www.penrussia.org/new/2015/6137)
26.01.2016. ПРЕКРАТИТЬ ПРОИЗВОЛ В ОТНОШЕНИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ (заявление подписали 94 члена Русского ПЕНа и 20 историков, публицистов, ученых из других организаций, http://www.penrussia.org/new/2016/6405)

2 декабря 2015 года Исполком Русского ПЕНа выступил с беспрецедентным и юридически безграмотным постановлением, предложив «пройти повторную процедуру приема в соответствии с Уставом» членам Русского ПЕН-Центра Катерине Гордеевой, Алле Шевелкиной, Варваре Горностаевой, Ирине Балахоновой, Андрею Сорокину, Кристине Горелик, Ольге Романовой, Сергею Пархоменко (http://www.penrussia.org/new/2015/6091).

Однако, во-первых, Устав Русского ПЕН-центра не предусматривает процедуры повторного приема. Все перечисленные люди прошли процедуру приема более года назад и получили от руководства ПЕН-Центра поздравления и уверения в признании их членами Русского ПЕНа.
Во-вторых, после изучения постановлений Исполкома за 2013-2014 годы о приеме в члены Русского ПЕН-центра (см. короткую справку в приложении к этому письму) возникают вопросы: на трех заседаниях Исполкома в ПЕН были приняты 45 человек. Каждый из этих людей получил по две или три рекомендации от действующих членов ПЕН-центра. Каким образом рекомендации от одних и тех же членов ПЕН-центра одним людям засчитываются, а другим не засчитываются? Отчего кворум на этих трех заседаниях носит иррациональный характер: то он есть, и 13, 14 и 10 человек соответственно вступают в ПЕН, то он пропадает, и 3, 4 и 1 человек на тех же заседаниях «недовступают»?

После публикации постановления Исполкома от 2 декабря вопрос о рассмотрения членства в ПЕНе перечисленных восьми человек стал выглядеть ключевым в повестке дня предстоящего ежегодного Общего собрания. 13 декабря 2015 года 67 членов ПЕНа подписали письмо с требованием вынести вопрос о правомочности решения Исполкома от 2 декабря 2015 года на Общее собрание, которое должно было состояться 23 декабря 2015 года (http://www.penrussia.org/new/2015/6119).

14 декабря Исполком Санкт-Петербургского ПЕН-клуба направил Общему собранию, письмо, в котором в частности говорилось:
«… считаем принципиально неверным (а в моральном отношении – постыдным) постановление Исполкома от 02.12. 2015 г. о «повторном приеме» для восьми недавно избранных членов ПЕН-центра под предлогом нарушения конкретных пунктов Устава ПЕН-центра. Это решение поставило нашу организацию на грань раскола <…> По этой причине выражаем Исполкому ПЕН-центра недоверие и полагаем, что он нуждается в обновлении».

14 декабря под давлением этих писем вопрос был внесен в повестку дня Общего собрания (http://www.penrussia.org/new/2015/6125).
Однако уже 16 декабря создается комиссия под председательством Владимира Сергиенко «для детального изучения конфликтной ситуации вокруг деятельности Исполкома и Дирекции Русского ПЕН-центра в 2013-2014 гг. по приему новых членов ПЕНа» (http://www.penrussia.org/new/2015/6162).

21 декабря, накануне Общего собрания, оно переносится на неопределенный срок из-за болезни президента (http://www.penrussia.org/new/2015/6187). Заметим, что Устав не требует непременного присутствия президента на Общем собрании, зато там четко оговорено, что собрание должно быть ежегодным.

В ночь на 4 февраля на главной странице веб-сайта Русского ПЕН-центра появляется заключение конфликтной комиссии от 26 января (http://www.penrussia.org/new/2016/6442). В этом документе утверждается, что члены комиссии единогласно обратились в Исполком с просьбой рассмотреть заявления от восьми «недопринятых» человек на ближайшем заседании Исполкома. Данное утверждение является ложью, так как несколько членов комиссии до настоящего дня не согласны с этим заключением и не подписывали его. А трое из них, Максим Амелин Марина Бородицкая и Игорь Сид, уже поставили свои подписи под нашим письмом (см. список подписавших).
Отметим также, что обращение комиссии к Исполкому с просьбой рассмотреть ее выводы до Общего собрания противоречит достигнутому ранее соглашению о том, что вопросы правомочности требования о повторном вступлении в ПЕН должны обсуждаться на Общем собрании ПЕН-центра.
Параллельно 1 февраля на сайте ПЕНа появляется заявление Исполкома «Большевики на марше», фактически обвиняющее активное меньшинство ПЕНа в желании «расправиться» с Русским ПЕН-центром по «чьему-то заказу» (http://www.penrussia.org/new/2016/6431). Заявление написано в оскорбительном тоне и снова выдается за мнение всего ПЕНа. Что принимает окончательное оформление в публикации от 3 февраля в интернет-издании «Свободная пресса», где это же заявление имеет подзаголовок «Публичное заявление русского ПЕН-центра» (http://svpressa.ru/culture/article/141585/).

В связи со всем вышесказанным мы, члены Русского ПЕН-центра, требуем от Исполкома выполнения обязательств, ранее взятых им на себя: вопрос о правомочности постановления Исполкома от 2 декабря 2015 года должен обсуждаться на Общем собрании. Там же должны быть заслушаны итоги работы конфликтной комиссии. А также предъявлены обоснования претензий Исполкома к восьми членам ПЕН-Центра (Катерина Гордеева, Алла Шевелкина, Варвара Горностаева, Ирина Балахонова, Андрей Сорокин, Кристина Горелик, Ольга Романова, Сергей Пархоменко) как с точки зрения Устава Русского ПЕН-центра, в котором такая процедура «повторного приема» не предусмотрена, так и с точки зрения выбора именно этих людей из числа 45 человек, принятых в члены Русского ПЕН-центра на заседаниях 2013-2014 года.

Мы напоминаем, что своими действиями, а именно:
– политикой давления на членов ПЕН-центра,
– попыткой исключения из ПЕН-центра уже принятых более года назад литераторов,
– попыткой запрета или замалчивания правозащитных выступлений членов ПЕН-центра, противоречащих позиции Исполкома,
– отменой ежегодного обязательного Общего собрания,
состав Исполкома и дирекция Русского ПЕНа продемонстрировали отступление от непреложных принципов, заключенных в Хартии Международного ПЕН-клуба, что с нашей точки зрения, является основанием для ротации Исполкома на предстоящем Общем собрании.

1. Константин Азадовский
2. Михаил Айзенберг
3. Максим Амелин
4. Евгений Анисимов
5. Александр Архангельский
6. Дмитрий Бавильский
7. Леонид Бахнов
8. Михаил Берг
9. Анатолий Бергер
10. Ирина Богатырева
11. Татьяна Бонч-Осмоловская
12. Марина Бородицкая
13. Алла Боссарт
14. Тамара Буковская
15. Ольга Варшавер
16. Марина Вишневецкая
17. Андрей Волос
18. Татьяна Вольтская
19. Алиса Ганиева
20. Сергей Гандлевский
21. Александр Гельман
22. Катерина Гордеева
23. Любовь Гуревич
24. Александр Давыдов
25. Виталий Диксон
26. Александр Долинин
27. Ольга Дробот
28. Ольга Дунаевская
29. Евгений Ермолин
30. Виктор Есипов
31. Георгий Ефремов
32. Сергей Завьялов
33. Наталья Иванова
34. Ольга Ильницкая
35. Геннадий Калашников
36. Николай Кононов
37. Александр Кобринский
38. Григорий Кружков
39. Сергей Кузнецов
40. Майя Кучерская
41. Александр Лавров
42. Ирина Левинская
43. Андрей Макаревич
44. Лариса Миллер
45. Алексей Моторов
46. Владимир Мощенко
47. Павел Нерлер
48. Антон Нечаев
49. Александр Парнис
50. Григорий Пасько
51. Григорий Петухов
52. Николай Подосокорский
53. Давид Раскин
54. Борис Рогинский
55. Марк Розовский
56. Лев Рубинштейн
57. Ольга Седакова
58. Игорь Сид
59. Александр Скидан
60. Борис Соколов
61. Наталия Соколовская
62. Евгений Солонович
63. Владимир Сорокин
64. Владимир Сотников
65. Татьяна Сотникова (Анна Берсенева)
66. Сергей Стратановский
67. Мариетта Турьян
68. Борис Фрезинский
69. Игорь Харичев
70. Олег Хлебников
71. Андрей Чернов
72. Татьяна Чернышева
73. Елена Чижова
74. Владимир Шаров
75. Виктор Шендерович
76. Илья Штемлер
77. Татьяна Щербина
78. Михаил Эпштейн
79. Виктор Ярошенко
80. Михаил Яснов

6 февраля 2016 года

К письму прилагаются:
1. Краткая справка о 45 наших коллегах, принятых в Русский ПЕН-центр на трех заседаниях Исполкома (17.12.2013, 6.03.2014 и 6.05.2014).
2. Скриншоты сообщений, опубликованных на сайте Русского ПЕН-центра, о приеме новых членов.
3. Требование 67 членов ПЕНа внести в повестку дня Общего собрания вопрос о противоречащем Уставу ПЕНа постановлении Исполкома от 2.12.2015.
4. Письмо Общему собранию Исполкома Санкт-Петербургского ПЕН-клуба.
5. Письмо Общему собранию от членов Русского ПЕНа, живущих за рубежом.

Наталия Соколовская о Катерине Гордеевой

РЕКОМЕНДАЦИЯ

Ситуация вполне кафкианская, однако: по указанию исполкома Русского ПЕН-центра даю рекомендацию члену Русского ПЕН-центра литератору, журналисту, режиссеру Катерине Гордеевой, обладателю уже двух, ранее выданных Людмилой Улицкой и Алексеем Симоновым, рекомендаций для вступления в Русский ПЕН-центр, что и было (вступление) благополучно осуществлено.

С предыдущими рекомендациями я не знакома, но от себя хочу сказать уважаемому исполкому Русского ПЕН-центра следующее. Катерина Гордеева занята трудом, которым, в той или иной степени, занят любой пишущий человек. Суть этого труда заключается в том, чтобы, по мере сил и возможностей, помогать обществу осмысливать себя. И это именно та задача, которую, вольно или невольно, сознательно или неосознанно, ставит перед собой литература, если предположить, что литература вообще нисходит до утилитарного клише «ставить задачи».

Слова, которыми пишет Гордеева (хотя, Гомера, как и создателей эпосов, — а то, что делает Гордеева, это в известном смысле, создание современного эпоса на основе нашей повседневной жизни, — вряд ли смущало бытование их текстов только в устном виде) поставлены в единственном и лучшем порядке. Они воздействуют на читающего именно так, как воздействует на читающего русская литература с ее «проклятыми вопросами»: что делать, кто виноват, кому на Руси жить хорошо… И, конечно же, главным вопросом: «Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана?..»

У текстов Гордеевой есть и  прямая задача: привлечь внимание общества и государства к проблемам людей самых уязвимых и беззащитных. И в этом слова и дела Гордеевой и подобных ей людей вплотную смыкаются с чаяниями большой русской литературы.

Тексты Гордеевой, столь важные для каждого гражданина нашей страны, рано или поздно, полагаю, будут собраны в книгу. Но не для того, чтобы доказать кому бы то ни было наличие у Гордеевой писательского дара, а для того, чтобы донести до потомков сегодняшний наш, явленный в слове «образ мира», чтобы показать сегодняшние «жизнь улиц, участь одиночек», и, разумеется, для того, чтобы «тайная струя страданья согрела холод бытия». Потому что только при этом, последнем условии не только литература, но и вся наша жизнь наполняется смыслом.

Хочу сказать и о уже существующей книге Гордеевой «Победить рак» (М., Захаров, 2013). Эта книга состоит из вопросов журналиста, человека Катерины Гордеевой и ответов людей, которые победили (или не победили) рак, пациентов и их врачей. Это книга — о преодолении страха. Это книга — о нашей жизни (и о нашей смерти), и она чем-то похожа на книги Алексиевич, получившей Нобелевскую премию «за её многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время». Хотя прекрасный принцип — давать право высказывания людям, этому коллективному Вергилию, за которым кругами ада следует, страдая и сопереживая, писатель, — как прием давно используется литературой. В частности, хочу вспомнить «Блокадную книгу» Алеся Адамовича и Даниила Гранина. Кстати, у Катерины Гордеевой есть документальный фильм «Голоса», построенный на блокадных дневниках ленинградцев — внимательное, почти литературоведческое прочтение документов эпохи. Этот фильм значительное высказывание Гордеевой как литератора, режиссера, журналиста и гражданина, прекрасная, точная и честная работа.

Гордеева, как настоящий художник, чувствует, что снова пришло время х о р а, что через пишущего (говорящего, снимающего) человека «кричит стомильонный народ», и что одна из главных уважительных причин, по которой человек берется за перо (микрофон, камеру), сформулирована строками ахматовского «Реквиема»: «хотелось бы всех поименно назвать». И совершенно не важно, что тут является листом бумаги: колонка в газете, фильм, страничка в ЖЖ или ФБ.

К подобного рода высказываниям относится и текст Гордеевой об отношении общества и государства к смертельно больным людям «Клиническая картина» в журнале «Такие дела» ( http://takiedela.ru/2015/08/import-substitution/  ) И точно выстроенное интервью со специалистом в области  исторической и политической психологии   Людмилой Петрановской  «Не надо думать, что большинство россиян гопники»  (https://meduza.io/feature/2016/02/04/ne-nado-dumat-chto-bolshinstvo-rossiyan-gopniki)  И конечно,  текст о питерском центре для аутистов «Антон тут рядом», http://www.colta.ru/articles/society/3104

К подобного рода высказываниям относится и текст «Самоубийцы»: результат нескольких месяцев работы, когда Катерина Гордеева встречалась членами семей, в которых кто-то из родственников прибег к суициду, и этот текст крайне важен для того, чтобы понять причины, толкающие людей на самый крайний шаг. Роскомнадзором запрещено называть причины суицидов, тогда как эпидемиологи ВОЗ считают, что с самоубийствами в России — «вялотекущая чрезвычайная ситуация». И поэтому о проблеме общество должно говорить, а не загонять ее внутрь путем запретов на открытое обсуждение  https://meduza.io/feature/2015/12/18/samoubiytsy

Среди многих прочих текстов Гордеевой надо обязательно сказать и о тексте «Быть Зариной Юнусовой» (http://takiedela.ru/2015/11/zarina-yunusova) Это история молодой таджикской матери, почти девочки, чьего ребенка убили полицейский произвол и медицинское преступление. Это текст о преступлении не отмщенном, о бездушных власть имущих чиновниках, вершащих судьбы людей. Это текст не только об убитом младенце, но и о женщине, лишенной ребенка и безжалостно оторванной от семьи и выкинутой из нашей страны, это текст о судьбе  того самого  «маленького человека», ставшего краеугольным камнем русской литературы.

В том, что делает Катерина Гордеева как литератор — ее личное посильное продолжение гуманистических традиций большой русской литературы. Ее тексты  — это ее личные, встроенные в нынешнее время «Униженные и оскорбленные», «Воскресение», «История одного города». Задачи подобного рода ставят перед собой далеко не все современные российские писатели.

Следует сказать и о том, что Гордеева автор и куратор проекта «Открытая лекция» и куратор проекта «Открытая библиотека».  «Открытая библиотека» и «Открытая лекция»   — это площадки, где люди разных взглядов и убеждений р а з г о в а р и в а ю т, публично ведут диалоги или общаются с залом. Катерина Гордеева — один из модераторов этих проектов, доказывающих, что с л о в о служит и для того, в частности, чтобы люди могли достучаться друг до друга во времена, когда за общим гвалтом, кажется, уже никто не в состоянии слышать и понимать оппонента.

Указание, данное исполкомом Русского ПЕН-центра Катерине Гордеевой о предоставлении дополнительных рекомендаций, основано на явном и досадном недоразумении, на недопонимании, почему и для чего Катерина Гордеева была принята в сообщество, объединяющее, по определению Международного ПЕН-клуба (частью которого является и Русский ПЕН-центр) «романистов, поэтов, журналистов, ученых, издателей, переводчиков, блогеров, биографов, драматургов…» ( http://www.pen-international.org/faqs/ ). На странице Международного ПЕН-клуба сказано: «”Писатель” означает любого, кто работает с устным или письменным словом. Широкое понимание слова “писатель” —  вот что делает нас всемирным движением, каковым мы являемся».

Наталия Соколовская, писатель, переводчик, член Русского ПЕН-центра