Из истории Русского ПЕН-центра: обращение Наума Нима и Сергея Каледина, 25.02.2016

Членам Русского ПЕН-центра
Руководству Русского ПЕН-центра
Общему собранию

25 февраля 2016 г

Коллеги, непреодолимые распри будоражат нашу организацию.
Кто достоин быть членом ПЕН-клуба?
Являются ли открытые выступления членов ПЕНа результатом действия подпольных враждебных сил?
Каков допустимый уровень правозащиты?
Ротация руководства организации – это ее обновление иди крах?
В сияющем пространстве идей, верований, убеждений и фобий мы не найдем приемлемого для всех ответа. Да и не надо его там искать. Надо все эти воспаленные проблемы разрешать в будничной плоскости процедур.
Все мы знаем что демократию обеспечивает не роскошная барышня-Свобода с картины Делакруа, а внятные, прозрачные, справедливые и скучные процедуры.
Сама яростная борьба, сокрушающая ПЕН-центр уже более года, прежде всего демонстрирует возможность разных толкований определяющих документов и в первую очередь – Устава ПЕН-центра. Право же, весьма далек от совершенства документ, по которому кандидатуры в президенты на утверждение Общим собранием выдвигает исполком, а кандидатуры в исполком выдвигает президент…
Для предотвращения возможной разноголосицы в толковании Устава мы предлагаем принять Общим собранием некоторые разъяснения к Уставу ПЕН-центра, которые в принципе исключат повторение неловких и во многом постыдных баталий последнего года. Мы говорим о разъяснениях, а не изменениях Устава, потому что разъяснения, принятые Общим собраниям, в той же мере обязательны к исполнению аппаратом ПЕН-центра, что и уставные документы, а изменения Устава требуют его перерегистрацию и, следовательно, перерегистрацию самой организации, что в реалиях нашей страны очень утомительно.
Итак:
1. К статье Устава о членстве в ПЕН-центре мы предлагаем принять пояснение, согласно которому членами ПЕН-центра могут быть журналисты, редактора, издатели, чья деятельность безусловно демонстрирует их приверженность идеям свободы слова и информации, приверженность Хартии ПЕНа.
(Такое понимание в большей степени соответствует современному творчеству «профессиональных литераторов», о которых говорит статья Устава, и более соответствует требованиям членства Конституции ПЕН-клуба, где речь идет не только о писателях, но и о редакторах, «имеющих литературные и иные заслуги, разделяющих цели Хартии». Кроме того, кажется более естественным, когда претенденты на прием в члены ПЕН-центра имеют не меньшие возможности, что и претенденты на прием в почетные члены, а для них Уставом предусмотрена возможность быть не только ВПЗР, но и журналистом, редактором, издателем.)

2. К статье о правах членов ПЕН-центра мы предлагаем принять пояснение о том, что «члены ПЕН-центра имеют безусловное право в публичных и открытых выступлениях обозначать свою принадлежность к организации, в том числе использованием ее символики».
(Даже странно, что это право требует пояснения, но сломанные в спорах копья говорят о том, что требует…)

3. К той же статье предлагается еще одно разъяснение: члены ПЕН-центра вправе выдвинуть на утвержде6ние Общим собранием любой вопрос, касающийся организационной работы ПЕН-центра.

4. К статье о полномочиях Общего собрания предлагается уточнение: при избрании руководящего аппарата ПЕН-центра Общее собрание может помимо кандидатов, предложенных президентом, включить в число претендентов и кандидатуры, предложенные Общему собранию членами ПЕН-центра, а при выборах президента Общее собрание может помимо кандидатур, предложенных исполкомом, включить в число претендентов и кандидатуры, предложенные Общему собранию членами ПЕН-центра. (Такое право прямо следует из положения Устава о том, что Общее собрание правомочно решать любые вопросы деятельности организации).

Предлагаемые уточнения должны быть поставлены на утверждение (или отклонение) Общим собранием, для чего необходимо участников собрания обеспечить экземплярами данных предложений. Надеемся, что аппарат ПЕН-центра в состоянии это сделать

Наум Ним
Сергей Каледин

Бюллетень # 1 (от 15.03.2016)

О ситуации в Русском ПЕН-центре

Спустя две недели после ежегодного Общего собрания Русского ПЕН-центра (прошедшего 29 февраля) и почти неделю после публикации в СМИ заявления «Требуем справедливости для надежды Савченко», подписанного 112 членами Русского ПЕН-центра, мы считаем необходимым оценить ситуацию.

Раскол, поразивший нашу организацию в связи попыткой членов Исполкома исключить из нее восемь наших коллег, обрел новые формы и черты.  Не уверенный в полноте своей власти Исполком переименовал себя в Правление, а в публикуемых на официальном сайте документах все чаще называет себя «руководством». Что вполне соответствует все более жесткой и авторитарной манере, в которой этот орган исполняет свои обязанности. Это и призван засвидетельствовать данный бюллетень.

Лингвистически изменение название понятно: Исполком – это исполнительный комитет, следующий решениям Общего собрания, которое по Уставу является высшим органом власти в Русском ПЕН-центре. А Правление – самостоятельный орган управления. Однако наличие такого органа не предусмотрено Уставом Русского ПЕН-центра, не обсуждалось и не было утверждено на Общем собрании.

  1. На Общем собрании, прошедшем 29 февраля 2016 г., руководство Исполкома, президиум собрания и – под его давлением – счетная комиссия отказались зарегистрировать 50 доверенностей, полученных членами ПЕНа от своих коллег, не имевших возможности присутствовать на собрании.

Голосование по доверенности – общепринятая форма участия в общих собраниях для члена любой общественной организации, товарищества, акционерного общества и т.п., предусмотренная ст. 185.1 Гражданского кодекса РФ, ст. 57 Федерального закона от 26.12.1995 г. и др. Устав Русского ПЕН-центра никакого запрета на голосование по доверенностям в ходе ежегодного общего собрания не содержит, а это означает, что возможность голосования по доверенности регулируется Гражданским кодексом РФ и, следовательно, ее запрет неправомерен.

В результате этого противоправного запрета от голосования по основному вопросу собрания (оценка деятельности Исполкома, Дирекции, Ревизионной комиссии) были отстранены приславшие доверенности, но не проголосовавшие заочно: Борис Акунин, Ирина Балахонова, Владимир Войнович, Кристина Горелик, Сергей Завьялов, а также члены Петербургского ПЕН-клуба Евгений Анисимов, Анатолий Бергер, Борис Каганович, Александр Лавров, Мариетта Турьян.

Неучастие в голосовании по другим вопросам (которые не были предложены заранее для электронного или телефонного голосования) пятидесяти членов ПЕНа не позволило принять положительное решение по такому значимому вопросу, как обращение к бывшим членам ПЕН-центра. Речь идет о людях, покинувших организацию в 2015 году из-за несогласия с позицией Исполкома по принципиальным для правозащитной организации вопросам. Было внесено предложение просить их вернуться в ПЕН. Сорок доверенностей, имевшихся у сторонников этой инициативы, могли качественно изменить ход голосования и позволили бы принять ее на собрании. Это могло стать важным шагом на пути примирения сторон *.

«Мы считаем все происшедшее грубейшим нарушением российского законодательства, – написали в своем письме к членам Петербургского ПЕН-клуба его директор Елена Чижова и председатель исполкома Константин Азадовский. – Собрание, проведенное таким образом, не может, по нашему убеждению, считаться правомочным».

  1. Наум Ним и Сергей Каледин подготовили к Общему собранию предложения по разъяснению некоторых пунктов Устава. Эти предложения должны были изменить процесс формирования исполнительных органов ПЕН-Центра таким образом, чтобы исключить попытки авторитарного управления общественной организацией. Прежде всего, они позволяли ввести эффективно действующие механизмы контроля Президента ПЕН-Центра и Исполкома ПЕН-Центра со стороны Общего собрания. Кроме того, они отменяли процедуру «герметичного» формирования исполнительных органов, когда Президентом может быть избран только кандидат, предложенный Исполкомом, а сам исполком, в свою очередь, формируется Президентом.

Принятие этих предложений, безусловно, способствовало бы  выходу из сложившегося кризиса. Однако заранее подготовленный и присланный в Исполком Наумом Нимом и Сергеем Калединым документ на сайте Русского ПЕНа опубликован не был. Он также не был внесен в повестку дня Общего собрания. А после него не был разослан членам ПЕН-Центра для обсуждения.

  1. По-прежнему является закрытой информация о финансовой деятельности Русского ПЕН-центра. Единственный документ, доступный для изучения – заключение внешней аудиторской комиссии. Однако даже членам Ревизионной комиссии ПЕН-центра недоступна детальная информация о динамике средств и проектах Русского ПЕН-центра. Такая ситуация представляется недопустимой с точки зрения общественного надзора в общественной организации, более того, эта ситуация потенциально чревата противоправными, юридически наказуемыми действиями.

Работа Ревизионной комиссии как надзорного органа превращена в чисто формальную.

  1. Члены Русского ПЕН-центра не были поставлены в известность ни о соискании, ни о получении президентского гранта на издание  двухтомника “Обжигающий пламень Победы”. Информацию о гранте можно найти лишь на не связанных с Русским ПЕН-центром информационных ресурсах, сообщающих об итогах очередного конкурса среди российских некоммерческих организаций на получение президентских грантов. Там же можно прочесть и о том, что в первый том двухтомника  «войдут статьи писателей-ветеранов, воспоминания “детей войны” и другие материалы. Во втором томе будут  статьи, посвящённые воссоединению Крыма с Россией, положению беженцев, событиям в Донбассе». Вопрос о том, что участие в этом проекте – деятельность в чистом виде политическая и противоречит статусу Русского ПЕН-центра  как правозащитной организации, члены которой, в соответствии с Хартией Международного ПЕН-клуба, обязуются «использовать все свое влияние для достижения взаимопонимания и уважения между народами», был поднят на Общем собрании, но в протокол внесен не был.
  2. Требует прояснения изменившаяся политика приема  в Русский ПЕН-центр. Нашу особую тревогу вызывает пополнение правозащитной писательской организации  блогером и колумнистом Ольгой Туханиной, чьи публикации входят в непримиримое противоречие с ценностями Международного ПЕН-клуба.   Назовем самые одиозные из  них:  «Надежды маленький оркестрик» (Федеральное агентство новостей, 9 марта 2016), «Почему свобода слова становится свободой оскорблений» (Комсомольская правда, 7 ноября 2015), «USA killed Nemtsov» (Россия навсегда, 28 февраля 2015), «России надоело» (Россия навсегда, 13 марта 2015), «Крестная страна» (Комсомольская правда, 29 октября 2015).
  1. Официальный сайт Русского ПЕН-центра стремительно маргинализируется, превращаясь в площадку для деклараций, не совместимых с ценностями правозащитной организации, Хартией Международного ПЕНа и просто с этическими нормами. Оскорбления коллег, клевета, травля и публикация заведомо ложной информации в этом пространстве становятся обыденностью.

Однако – а возможно именно поэтому – на сайте не нашлось места для имен 112 членов Русского ПЕН-центра, поставивших свои подписи под заявлением «Требуем справедливости для Надежды Савченко». В том числе, для Владимира Войновича, Вероники Долиной, Александра Гельмана, Дениса Драгунского, Юлия Кима, Григория Кружкова, Александра Кушнера, Андрея Макаревича, Сергея Пархоменко, Ирины Прохоровой, Льва Рубинштейна, Ольги Седаковой, Владимира Сорокина, Эдуарда Успенского, Григория Чхартишвили, Виктора Шендеровича, Ирины Ясиной. Они и многие другие не менее знаковые для российской литературы фигуры оказались лишены права голоса администрацией сайта. В результате было создано впечатление о малозначимости чрезвычайно важного требования, прозвучавшего в этом принципиальном для нас документе: «признания несостоятельными итогов следствия, проведенного в отношении украинской военнослужащей Надежды Савченко, и суда, в результате которого прокуратура РФ потребовала для нее жестокого, несправедливого и неправосудного наказания».

В то же время голоса тех, кто пытается  внести сумятицу в умы наших сограждан, стали на сайте слышней: 10 марта на нем появился пост поэта Станислава Минакова. Центральное место в его записи занимает ложный донос священника-ополченца Владимира Марецкого: «…Надежда Савченко… предлагала всю нашу группу сдать на органы, чтобы заработать денег, лично она предлагала расстрелять нас, когда они не согласились сдавать нас на органы». Этими «показаниями» пренебрег даже российский суд, так и не вызвавший Владимира Марецкого в качестве свидетеля.  Однако сайт Русского ПЕН-центра, правозащитной организации, эту клевету публикует, как и утверждение другого поэта, Юнны Мориц: «…Убитые по её наводке российские журналисты», опровергнутое всем ходом судебного разбирательства.

Авторская радиопередача «От двух до пяти» Евгения Сатановского (эфир 1 марта радио «Вести-ФМ»), также опубликованная на официальном сайте, знакомит слушателей с тридцатиминутным пропагандистским фейком уже на другую тему. Суть этого сюжета сводится к следующему: Сергей Пархоменко, нанятый Ходорковским для уничтожения ПЕНа, на общем собрании 29 февраля действовал как «бандитствующий рейдер, потеряв абсолютно последнюю совесть <…> Потому что ты смотришь, как это происходит, такое рейдерство – ну действительно, только автоматчиков не привели». В данном выступлении происходит очевидная манипуляция общественным мнением с целью создания у людей, не обладающих информацией о событиях в Русском ПЕН-центре, ложного впечатления. Евгений Сатановский подменяет фактическую информацию о событиях личностными оценками, не имеющими к действительности никакого отношения. Публикация этой передачи на сайте Русского ПЕН-центра означает участие администрации сайта в фальсификации.

Надо ли напоминать, что и это – прямое нарушения Хартии Международного ПЕН-клуба: «Члены ПЕНа обязуются бороться с такими пагубными проявлениями свободной прессы, как лживые публикации, преднамеренная фальсификация и искажение фактов в политических и личных целях»?

  1. В течение нескольких месяцев остается не представленным на официальном сайте мнение членов Петербургского ПЕН-клуба. Их требование опубликовать протокол собрания, прошедшего в Петербурге 12 февраля, осталось без ответа. Отказ на Общем собрании Русского ПЕН-центра учитывать голосование по доверенностям наиболее болезненно ударил по этому, самому представительному отделению Русского ПЕН-центра, членами которого являются 54 литератора. А замалчивание в протоколе Общего собрания (от 29 февраля) письма Петербургского ПЕН-клуба, направленного в президиум собрания и на этом собрании зачитанного, является откровенным нарушением закрепленных в Уставе Русского ПЕН-Центра прав каждого его члена. В частности, права:

–    свободно выражать свое мнение, обсуждать любые вопросы деятельности ПЕН-центра и принимать участие в выработке решений руководящих органов ПЕН-центра;

–    обращаться с заявлениями и предложениями во все органы ПЕН-центра;

–    получать полную информацию о деятельности ПЕН-центра;

–    принимать участие во всех мероприятиях, проводимых  ПЕН-центром

(ст. 4.9 Устава ПЕН-Центра)

  1. Официально провозглашенный Исполкомом запрет подписывать публичные заявления, указывая при этом свой статус члена ПЕН-центра, свидетельствует о подавлении любого мнения, расходящегося с точкой зрения Исполкома.
  1. Неудивительно, что итогом всего сказанного стало появление двух новых сайтов: Петербургского ПЕН-клуба и сайта «Частное мнение. Русский ПЕН-центр», а также одноименной страницы в Фейсбуке, ставших площадками для тех членов ПЕНа, чьи голоса и позиции цензурировались администрацией официального сайта.

___________________________

* Если бы к голосам 34 участников собрания, проголосовавшим за «Призыв к вышедшим из ПЕН-центра за последний год вернуться» (см. протокол Общего собрания)  мы бы имели возможность прибавить 40 голосов членов ПЕНа, доверивших нам свои голоса, а к сорока шести, проголосовавшим против, добавились бы голоса еще десяти человек, доверивших свои голоса нашим оппонентам, итог голосования был бы иным: 74 голосов за и 56 против.

Ссылки:

1.Обращение к Общему собранию Ольги Седаковой, на собрании не зачитанное и на сайте ПЕН-центра не опубликованное.

2. Обращение Наума Нима и Сергея Каледина к членам Русского ПЕН-центра, руководству Русского ПЕН-центра, Общему собранию, на собрании не зачитанное и на сайте ПЕН-центра не опубликованное.

Обращение Наума НИМА и Сергея КАЛЕДИНА

Членам Русского ПЕН-центра
Руководству Русского ПЕН-центра
Общему собранию

25 февраля 2016 г

Коллеги, непреодолимые распри будоражат нашу организацию.

Кто достоин быть членом ПЕН-клуба?

Являются ли открытые выступления членов ПЕНа результатом действия подпольных враждебных сил?

Каков допустимый уровень правозащиты?

Ротация руководства организации – это ее обновление иди крах?

В сияющем пространстве идей, верований, убеждений и фобий мы не найдем приемлемого для всех ответа. Да и не надо его там искать. Надо все эти воспаленные проблемы разрешать в будничной плоскости процедур.

Все мы знаем что демократию обеспечивает не роскошная барышня-Свобода с картины Делакруа, а внятные, прозрачные, справедливые и скучные процедуры.

Сама яростная борьба, сокрушающая ПЕН-центр уже более года, прежде всего демонстрирует возможность разных толкований определяющих документов и в первую очередь – Устава ПЕН-центра. Право же, весьма далек от совершенства документ, по которому кандидатуры в президенты на утверждение Общим собранием выдвигает исполком, а кандидатуры в исполком выдвигает президент…

Для предотвращения возможной разноголосицы в толковании Устава мы предлагаем принять Общим собранием некоторые разъяснения к Уставу ПЕН-центра, которые в принципе исключат повторение неловких и во многом постыдных баталий последнего года. Мы говорим о разъяснениях, а не изменениях Устава, потому что разъяснения, принятые Общим собраниям, в той же мере обязательны к исполнению аппаратом ПЕН-центра, что и уставные документы, а изменения Устава требуют его перерегистрацию и, следовательно, перерегистрацию самой организации, что в реалиях нашей страны очень утомительно.

Итак:

1.

К статье Устава о членстве в ПЕН-центре мы предлагаем принять пояснение, согласно которому членами ПЕН-центра могут быть журналисты, редактора, издатели, чья деятельность безусловно демонстрирует их приверженность идеям свободы слова и информации, приверженность Хартии ПЕНа

(Такое понимание в большей степени соответствует современному творчеству «профессиональных литераторов», о которых говорит статья Устава, и более соответствует требованиям членства Конституции ПЕН-клуба, где речь идет не только о писателях, но и о редакторах, «имеющих литературные и иные заслуги, разделяющих цели Хартии». Кроме того, кажется более естественным, когда претенденты на прием в члены ПЕН-центра имеют не меньшие возможности, что и претенденты на прием в почетные члены, а для них Уставом предусмотрена возможность быть не только ВПЗР, но и журналистом, редактором, издателем.)

2.

К статье о правах членов ПЕН-центра мы предлагаем принять пояснение о том, что «члены ПЕН-центра имеют безусловное право в публичных и открытых выступлениях обозначать свою принадлежность к организации, в том числе использованием ее символики».

(Даже странно, что это право требует пояснения, но сломанные в спорах копья говорят о том, что требует…)

3.

К той же статье предлагается еще одно разъяснение: члены ПЕН-центра вправе выдвинуть на утвержде6ние Общим собранием любой вопрос, касающийся организационной работы ПЕН-центра.

4.

К статье о полномочиях Общего собрания предлагается уточнение: при избрании руководящего аппарата ПЕН-центра Общее собрание может помимо кандидатов, предложенных президентом, включить в число претендентов и кандидатуры, предложенные Общему собранию членами ПЕН-центра, а при выборах президента Общее собрание может помимо кандидатур, предложенных исполкомом, включить в число претендентов и кандидатуры, предложенные Общему собранию членами ПЕН-центра. (Такое право прямо следует из положения Устава о том, что Общее собрание правомочно решать любые вопросы деятельности организации.)

Предлагаемые уточнения должны быть поставлены на утверждение (или отклонение) Общим собранием, для чего необходимо участников собрания обеспечить экземплярами данных предложений. Наденемся, что аппарат ПЕН-центра в состоянии это сделать

Наум Ним
Сергей Каледин